portuguesa.ru

Экономическая модель жителя Сокорро. Будни Сокорро. Выпуск 11

Жизнь в Старом Городе любопытным образом меняет представление об излишествах и роскоши. Вот, скажем, пить двадцатилетний портвейн без повода – это нормально. А курить – излишество. Потому что бутылка отличного винтажного порто хорошей марки и хорошего года стоит как четыре пачки сигарет. Делать маникюр каждую неделю и через день укладывать волосы в парикмахерской – дело обыкновенное.

Читать дальше
portuguesa.ru

Зима в Лиссабоне.

Солнечный день в зимнем Лиссабоне – верная примета Большой Стирки. Льется вода, гудят стиральные машины, скрежещут веревки, на которые хозяйки вывешивают белье. Все говорят о стирке ну и еще немного о том, что скоро весна – и вот тогда-то можно будет постирать вообще все, включая даже обувь! А еще же перины, ковры и тяжелые бархатные портьеры, которые еще в ходу у жителей старого города, и которые нельзя сдавать в прачечную:

Читать дальше

Разжыгания пост.

В свое оправдание могу сказать, что, наверно, не стоило полночи читать мемуары графа Шереметева о генерале Скобелеве. По графу этому выходит, что Скобелев только тем и занимался, что искал, кому бы личность разукрасить. Если находил – получалась великая военная победа. А если нет – делался угрюм и орал на денщика.

Читать дальше

Легенда Лиссабона, Senhor do Adeus. Площадь Салданья

Его настоящее имя – Жуау Мануэл Серра. Но Лиссабон, да, пожалуй, и вся Португалия, знали его под именем “Господин До свидания” – Senhor do Adeus. Каждый вечер, в любую погоду, летом и зимой он, элегантный и улыбающийся, прогуливался по проспекту Фонтес Перейра де Мелу неподалеку от площади Салданья, приветствуя проезжающие автомобили взмахом руки и воздушными поцелуями.

Читать дальше

Про волосы. Многонациональная, лиссабонская. Будни Сокорро. Выпуск 10

Захотелось мне тут на днях выглядеть красиво.
В принципе, я это могу. Но вечером. А тут надо было в три часа пополудни, на деловой встрече, в присутствии адвокатов, нотариуса.
Еще хотелось выглядеть высокомерно и отрешенно. Сохранить морду a la верблюд в ситуации, когда пытаешься понять два языка, которых не знаешь, и одновременно боишься, что тебя щас злобно наебут, довольно трудно.

Читать дальше

Угинью

Угинью – это не ласковое название самой уродливой на свете обуви. Угинью – это друг моей подруги Дины.
– Ты представляешь, – возмущается она, – как несправедлива жизнь. Я, например, очень милая. Но хоть бы раз кто-нибудь назвал меня Дининья или Диночка. А Уго – двухметровый шкаф, причем на вид довольно свирепый. И его все зовут Угинью! Ничего себе Угинью…

Читать дальше

Всеобщая забастовка, репрессии и Сноудон глазами португальского коллеги.

Разговариваю в фэйсбуковом чате с приятелем-журналистом из Лиссабона.
– Ну что, – говорю, – поздравляю. Спихнули вы все-таки своего “богомерзкого” министра финансов.
– Не “богомерзкого”, – поправляет коллега, – а “антинародного”. Ну да, завтра будет другой министр.

Читать дальше

Они о нас.

Между делом общаюсь с фэйсбуковым френдом-португальцем, который живет в Алгарве.
Парень зарабатывает около тысячи евро в месяц, две собаки у него. Лодка. Доволен жизнью, но не правительством.
Разговор, впрочем, не об этом.
– У нас, – говорит Луиш, – ужасная погода. Солнечно, но ветер ледяной.
– А у нас, – отвечаю, – снег идет.

Читать дальше

Грани разумного. Ночные прогулки по Лиссабону.

Лиссабон – город странный и загадочный. Странность его заключается в том, что на улице можно запросто увидеть, например, китайца с дредами до пояса, который сидит на лавке и красит ногти на ногах сиреневым лаком. Или встретить мужчину в “родном” Ermenegildo Zegna, бодро несущего на плече облупившуюся от старости ванночку для купания младенцев.

Читать дальше

Интенденте

“Значит, ты самая крутая в районе. Ты так думаешь. Ну еще бы, тебя все боятся. Ты ведь за словом в карман не лезешь, с тобой даже полицейские не связываются. Парень у тебя тоже крутой. Мигел, знаю. Большая машина, деньги, музыка на весь квартал. На работу он не ходит, у него “большие дела”, “бизнес”, “все серьезно”. Папа Мигела в молодости тоже был крутой. Покруче Мигела.

Читать дальше