Легенда Лиссабона, Senhor do Adeus. Площадь Салданья

Истории Лиссабон Недалеко от центра Улицы и площади
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Его настоящее имя – Жуау Мануэл Серра. Но Лиссабон, да, пожалуй, и вся Португалия, знали его под именем “Господин До свидания” – Senhor do Adeus. Каждый вечер, в любую погоду, летом и зимой он, элегантный и улыбающийся, прогуливался по проспекту Фонтес Перейра де Мелу неподалеку от площади Салданья, приветствуя проезжающие автомобили взмахом руки и воздушными поцелуями.
Впервые он вышел на улицу почти десять лет назад. Долгое время никто и не догадывался, кто этот странный человек в дорогом пальто, темных очках, с тщательно уложенными волосами. Тайна Господина До Свидания открылась лишь спустя три года после его первой прогулки.
Для лиссабонцев Senhor do Adeus отнюдь не старый чудак и не городской сумасшедший. Он – один из символов столицы, легенда, “тот, кто делает Лиссабон Лиссабоном”. Под катом – история одной удивительной жизни. А это – фаду “Мужчина с Салданьи” (O Homem do Saldanha) в исполнении Карлуша ду Карму и Марко Родригеша. Фаду о Жоао Мануэле Серра, которому Лиссабон говорит Adeus.

Он родился в богатой португальской семье, до десяти лет жил с отцом, матерью и братьями в фамильном дворце. Получил прекрасное домашнее образование и был, по его словам “избалованным ребеном, растущим в стеклянном пузыре”. Ему было тринадцать, когда родители развелись. Мальчик остался с отцом, который, не зная, что делать с подростком, вскоре отправил его учиться в Лондон. Десятки лет спустя Жоао скажет, что главным чувством, которое он испытывал в те годы, была тоска по матери.


После смерти отца Жоао поселился вместе с матерью и с тех пор никогда с ней не расставался. Каждый год они вместе ездили в Париж, часто бывали с Мадриде, в общем, объездили всю Европу. “Я знаю, это не совсем нормально, но мама стала центром моего существования, – говорил Жоао. – Возможно потому, что у меня никогда не хватало смелости жить своей жизнью”.
Мать умерла, когда Жоао было уже под семьдесят. Ее смерть стала для Жоао катастрофой: “Оказалось, что у меня нет ничего. Семья, которую я не создал. Дети, которые у меня не родились. Работа, которую я не сделал. С уходом матери я лишился даже иллюзии смысла жизни”.
Гуляя как-то вокруг площади Салданья, Жоао Серра помахал рукой проезжающему мимо автомобилю. Просто потому, что людей на улице не было, некому было даже сказать Boa noite. Потом он говорил, что в тот момент Лиссабон показался ему вымершим, населенным одними только автомобилями. Ну а раз нет людей, надо налаживать отношения с новыми четырехолесными соседями…
Но из машины высунулся человек и помахал в ответ. И улыбнулся. “И в этот момент одиночество отступило”. Жоао пришел следующей ночью и стал махать всем подряд. Ему отвечали, сигналили в ответ, кричали “Привет”. Вскоре лиссабонцы уже не могли представить Салданью без Жоао Серра, прозвали его Господин До Свидания и специально проезжали по проспекту, чтобы его поприветствовать. Не все, конечно, но многие.


В последние годы Senhor do Adeus стал знаменитостью: давал интервью, снимался на телевидении, даже завел собственый блог. Обожал кино и писал в основном о нем. Говорят, за все время своей добровольной “приветственной” вахты он не пропустил ни дня. Вернее, ни вечера.
Моя подруга Дина сказала: “Может, кому-то это покажется странным – то, что мы его так любили. Но честное слово, несколько раз, когда мне было грустно, я проезжала мимо Senhor do Adeus, махала ему рукой, он махал мне в ответ… И становилось легче. Теплее”.
Лиссабонцы говорят о том, что на Салданье нужно непременно поставить памятник Жоао Серра.
Думаю, через год мы уже сможем помахать рукой бронзовому мужчине в элегантном пальто и длинном шарфе. Лиссабонцы не любят забывать то, что было им дорого.

Марко Родригеш и Карлош ду Карму. O Homem do Saldanha.

Тэги

Добавить комментарий