Всеобщая забастовка, репрессии и Сноудон глазами португальского коллеги.

Истории Люди
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Разговариваю в фэйсбуковом чате с приятелем-журналистом из Лиссабона.
– Ну что, – говорю, – поздравляю. Спихнули вы все-таки своего “богомерзкого” министра финансов.
– Не “богомерзкого”, – поправляет коллега, – а “антинародного”. Ну да, завтра будет другой министр.
Жалея, что буквы не могут передать ядовитейшего моего скептицизма, задаю извечный русский вопрос:
– И чо?
Коллега уже знает меня достаточно, чтобы интерпретировать его не как раённое гопничество, но как тревогу за судьбу Португалии: мол, засияла ли, наконец, над Тежу путеводная звезда надежды? Отвечает скупо и осторожно:
– Мы надеемся на перемены к лучшему.
– А почему ты говоришь “мы”? Ты что, тоже бастовал?
– Конечно.
– Да ты и так целыми днями ничего не делаешь! Сидишь в кафе на Авениде и глазеешь на туристок!
– Вот поэтому в день greve geral я работал. Писал репортаж. Это был мой способ выразить протест. Ho-ho-ho.
– Страшно было? – интересуюсь я, имея в виду кадры кровавой бойни, которые показывало русское телевидение.
– Ты что, забастовок не видела? – раздражается коллега. – Почему это должно быть страшно?
А ведь да, я как-то была в Лиссабоне в greve geral – дело было в ноябре что ли, я тогда чуть не растворилась под дождем за те полтора часа, что ждала Изабел, которая из-за забастовки транспортников стояла в глухой кашкайшской пробке. Помню, была потрясена тем фактом, что таксисты – единственные, кто вообще ездил – не подняли цены на свои услуги.
– Говорят, были погромы. Говорят, триста человек посадили.
– Не посадили, а задержали. Ненадолго. Ночевали все дома.
– Ой, какое вопиющее нарушение прав человека!
– Знаешь, – пишет коллега, – Каваку Силва войдет в историю как человек, вернувший на улицы Лиссабона репрессии.
Я занесла над клавиатурой пальцы, чтобы написать “Ho-ho-ho”… И не написала.
Ну да, количество жертв режима Салазара не идет ни в какое сравнение с количеством жертв сталинских репрессий. По нашим меркам это капля в море. И семь человек в одной автомобильной аварии – тоже дело почти обыденное, тогда как для португальцев это была бы национальная трагедия.
Просившееся на язык “Да разве это репрессии! Вот у нас..” вдруг показалось мне извращением. Мол, в футбол мы вас обыграть не умеем, экономически догнать не можем – но зато у нас народу мрет больше! Все равно, что сказать “Я людоед – и горжусь этим”.
Не вполне отряхнувшись от омерзения к себе, читаю:
– Вы действительно предоставите политическое убежище Сноудону?
– А??
– Тот парень, что пытается вывести Америку на чистую воду, – уточняет привыкший к моей дикости коллега.
– Аааа. Наверно. Не знаю. Я же не Путин.
– Это очень хороший и смелый шаг. Я всегда говорил, что Россия – великая страна.
Аминь, чувак. Хотела бы я верить в это так же, как ты.
Тэги

Добавить комментарий