Португальские музыканты и русская кухня

Истории Люди Российский Дом Фаду
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

– Только мы водку пить не будем, – испугались португальские музыканты, когда я объявила, что сегодня мы идем пробовать русскую кухню в ресторан «Шинок».

Я, собственно, не настаивала. Я, понимаете ли, уже видела, что водка делает с португальцами. Однажды в Лиссабоне устроила русский обед для местных друзей: оливье, борщ, пельмени. Блины с икрой.

Борщ они назвали «Sopa vermelha», пельмени – очень большими равиолями, оливье обрадовались как старому знакомому: в Португалии его делают без мяса и называют salada russa. Блины с икрой их несколько озадачили: пэнкейки – это же вроде десерт, а чего тогда с сырыми рыбьими потрохами?

Но потом они увидели запотевшую бутылку в центре стола. И португальский архитектор, никогда не бывавший в России, без малейшего акцента сказал: – Водка.

– Будь осторожен, Мигел, – предупредила я. – Тебе завтра улетать в Монако.

– Сейчас я покажу тебе, как португальцы умеют пить, – усмехнулся Мигел.

И показал. Отогнал от водки других гостей и взялся за дело прямо стаканами. Спустя 20 минут он уже плясал, потом впал в глубокую задумчивость, а потом сказал, что ему нужно на свежий воздух. В следующий раз мы с Мигелом говорили через два месяца. Как ни странно, в Монако он все же попал, только не помнил, как.

Музыканты, приехавшие в Москву петь фаду, эту историю, конечно знали. И, поскольку им предстояли два концерта, отнюдь не желали повторить алкогольный подвиг Мигела.

– Это будет «Борщ Party», – успокоила я. – Sopa vermelha. Вареники. Никакой водки.

– А в «борстч» водку не добавляют? – подозрительно уточнил Филипе Акасиу, арт-директор знаменитого лиссабонского «Кафе Лузу».

– Это вы в свои супы портвейн почем зря льете, – буркнула я.

Но на всякий случай потихоньку написала хозяину «Борщ Party» Грише Погосяну: «Они не пьют водку, им завтра работать». «Полугар» это не водка», – лаконично ответил Гриша.

И мы поехали есть борщ и пить «не водку».

Увидев хозяина вечера с крохотными рюмочками прозрачной жидкости, португальцы как один стали похожи на советский плакат «Пьянству – НЕТ!».

– Это не водка. Это «хлебное вино», ржаной дистиллят. Технология производства принципиально другая, – сказал Погосян.

– Чего?

– В отличие от водки, перегонка осуществляется в аламбиках.

– Чего?? – натурально взмолилась я.

– Аламбики – это медные перегонные кубы, – терпеливо объяснил Гриша. – Чистая вода, отборная рожь, натуральные дрожжи…

– А попроще нельзя? Хоть убей, «перегонные кубы» и «дрожжи» я не переведу. Ни на какой язык.

– Ну просто скажи, что это дедушка водки. Традиционный русский напиток, рецепт которого был практически утрачен. А теперь его восстановили.

А португальцы между тем смотрели на меня выжидательно. Им хотелось знать, что что именно мы собираемся влить в их приспособленные для вина желудки. Законное право.

– Avô de vodka, – пискнула я. – Водкин дедушка.

Музыканты уставились на Погосяна. И он вдруг заговорил по-испански. А португальцы, надо сказать, поголовно понимают испанский. Испанцы португальцев – нет, а португальцы их запросто, такой вот лингвистический парадокс. И вот уже мои фадишты разбирают рюмочки и лихо опрокидывают «под борщ». Окунают, как учит Гриша, пампушку в сметану. И шумно восхищаются sopa vermelha.

– Beterraba! (свекла) – со знанием дела говорит Филипе. Он в курсе. В Лиссабоне я кормила его борщом.

Ну и понеслось: полугар ржаной, полугар «бородинский», рюмочка за рюмочкой… Ближе к полуночи, после пельменей, вареников и сала – «Gordura!» – возрадовался Филипе, вспомнив свое детство в алентежанской деревне – мои ребята были веселы и свежи.

Утром в день концерта Криштиану де Соуза, один из солистов, отозвал меня в сторону и спросил:

– А можно купить пару бутылок того, что мы пили вчера?

– Прямо сейчас? – содрогнулась я.

– Господи, нет! Хочу взять в Лиссабон, угостить друзей.

Купить мы не успели – концерты прошли с аншлагом, музыканты возвращались в отель заполночь, а потом пришло время возвращаться в Португалию.

Поэтому «полугар» поедет в Лиссабон отдельной посылкой, а коллеги наших звезд фаду, которые приедут с гастролями 15 и 16 июня, будут знакомиться с русской кухней в «Шинке».

– Только я совсем-совсем не пью, – предупредил меня певец Педру Моутинью. – И стараюсь не есть ничего калорийнее тунца. Расскажи это Грише Погосяну, подумала я. А вслух сказала:

– Конечно-конечно! Никакой водки – и только здоровая еда. Ну потому что это правда

Тэги

Добавить комментарий