Город на семи холмах: большая португальская выдумка о Лиссабоне

Лиссабон Прогулки по Лиссабону Что посмотреть в Лиссабоне?
Поделиться с друзьями
  • 259
  • 3
  •  
  •  
  •  

Лиссабон называют “городом на семи холмах”, и выражение “sete colinas de Lisboa” в переносном смысле означает некую незыблемую истину, которая известна всем и не подвергается сомнению. Не спешите рассказывать португальцам о том, что холмов на самом деле больше – они это знают. Понятие “Семь холмов Лиссабона” не географическое, это символ, причем не только португальской столицы, но, пожалуй, и всей страны.

Итак, откуда же взялись сакраментальные “семь холмов”? Впервые их пересчитал и описал брат Николау де Оливейра (Frei Nicolau de Oliveira), тринитарий, то есть, монах, принадлежащий Ордену Пресвятой Троицы. Его труд, увидевший свет в 1620 году, называется “Livro das Grandezas de Lisboa”, что можно перевести как “Книга Великих вещей Лиссабона”. Или, если обратиться к архаизмам, которым является в португальском языке слово grandeza, “Книга Великостей Лиссабона”.

Так вот, если речь о холмах, то количество этих “великостей” брат Николау уменьшил на один: он полностью проигнорировал существование холма Граса. Возможно, монах, многие годы проведший в Марокко, где, согласно уставу своего Ордена, занимался выкупом пленных христиан, просто не знал, что холмов на самом деле восемь. Возможно, он просто описал Лиссабон таким, каким город изображен на знаменитой гравюре Хогенберга Франца, выполненной в 1572 году. Ведь если смотреть глазами путешественника, прибывшего морем, то с Тежу-то восьмой холм действительно не виден!

Лиссабон на гравюре Хогенберга Франца (1572 г). Иллюстрация для Civitates Orbis Terrarum (Атлас городов земного мира)

Однако это было бы довольно странной небрежностью со стороны человека, которому поручили составить самое полное описание города. Следовательно, брат Николау допустил ошибку совершенно сознательно, явно вписывая Лиссабон в концепцию так называемого “семихолмия”, основу сложения “вечного города”, наследника самого великого Рима. Но и это выглядит маловероятным, ведь книга писалась во времена Иберийской унии, когда казалось, что Португалия навсегда утратила независимость и обречена оставаться провинцией под властью испанских королей. Какие “семь холмов”, какой “иберийский Рим” – провинциальный город, финансируемый по остаточному принципу и управляемый из Мадрида, где только что с невиданным размахом открылась Пласа Майор, главная площадь государства, то, что Лопе де Вега назвал “пупом Испании”. Со стороны безвестного монаха выпустить в этот же год книгу, подчеркивающую столичный статус Лиссабона – затея политически непозволительная и просто опасная. Однако именно это и было сделано.

Разумеется, за публикацией этой крамольной книги стояли силы куда более влиятельные, чем простой монах-тринитарий. На обложке первого издания есть посвящение некоему дону Педру де Алкасове ( Pedro de Alcáçova Carneiro), человеку в свое время известному и до наступления испанского владычества, можно сказать, всемогущему: до унии Алкасова был министром финансов при короле Себастьяне. Известная моральная гибкость позволила ему не сгинуть и при испанцах: от них он получил титул графа Иданьи-а-Новы. Идеальная биография человека, который ради влияния и денег станет служить кому угодно! Что же, в таком случае, его имя делает на обложке явно оппозиционного издания, которое вряд ли могло понравиться новым властям Португалии? Мало того, в предисловии к своему труду Николау де Оливейра прямо благодарит некоего Антониу де Алкасову, не оставляя особых сомнений в том, кто профинансировал написание и издание книги. Через двадцать лет этот самый Антониу, сын Педру, станет одним из сорока португальских вельмож, что захватят королевский дворец и с его балкона провозгласят независимость Португалии и имя нового короля и новой династии Браганса.

Если смотреть на “Livro das Grandezas de Lisboa” в историческом контексте, становится понятно, что появление в официальной историографии Португалии семи холмов как символа Лиссабона отнюдь не случайно: большинство знатных португальских родов, как бы ни обласканы они были новыми властями, не оставляли мыслей о независимости и готовили то, что называется Restauração da Independência de Portugal много десятилетий.

Задача Николау де Оливейры состояла в том, чтобы, пока обескровленная и обезглавленная страна собирается с силами, не дать ей забыть свою великую историю. Отсюда и Grandezas, и постоянные отсылки к античности, подчеркивающие древность и даже мифологичность Лиссабона. Впрочем, брату де Оливейре не пришлось ничего придумывать: римляне действительно обратили внимание на сходство ландшафтов берегов Тибра и Тежу. Собственно, потому здесь и было начато строительство римского города Фелиситас Юлия (Felecitas Julia), ставшего впоследствии Лиссабоном.

Легенда, рассказывающая о возникновении холмов, еще более древняя: на этом берегу Одиссей остановился на пути в Итаку и встретил “змеиную королеву” по имени Офиуса (Ofiusa), полу-женщину, полу-змею. Королева была очарована Одиссеем и хотела, чтобы он остался с ней навсегда. Одиссей бежал на корабле, разгневанная королева бросилась за ним в воды Тежу, но утонула, поскольку не умела плавать. Семь холмов образовались от семи ударов ее хвоста о землю в те минуты, когда “змеиная королева” умирала от ярости, печали и разбитого сердца. После этого змеи ушли из этих мест, а люди смогли основать на холмах великий город и назвали его именем Улисса (Одиссея): Ulisses – Olisipo – Lisboa. Эту легенду изобразил на плитке азулежу художник Лима де Фрейташ (José Lima de Freitas). Сейчас это панно украшает вокзал Росиу.

Встреча Одиссея и “змеиной королевы”. Панно на вокзале Росиу. Лима де Фрейташ

Итак, семь холмов Лиссабона – это если и ошибка, то допущенная намеренно, чтобы подчеркнуть царственный статус города и его положение столицы независимой Португалии. Исправлять ее мы не станем, но о холмах все же поговорим.

Сан-Жоржи (São Jorge – Святой Георгий Победоносец)

Холм Сан-Жоржи.

Холм, также называемый Замковым (Castelo), является самым высоким холмом из семи – если по доброй традиции XVII века не учитывать холм Граса. Здесь находится нынешний замок Святого Георгия и район Санта-Круж, который укрыт за замковой стеной. Этот холм можно считать сердцем Лиссабона: именно на его вершине появилось первое укрепленное поселение финикийцев, а затем последовательно римская, вестготская и мавританская крепости. Северную и западную часть холма занимает старинный район Морария, на южном склоне расположились Алфама, кафедральный собор Сэ и церковь Святого Антония.

Сан-Висенте (São Vicente – Святой Викентий Сарагосский)

Холм Сан-Висенте.

Холм находится на востоке от Сан-Жоржи. На вершине стоит монастырь Сан-Висенте-да-Фора, восточный пологий склон занимает Кампу-ди-Санта-Клара (Campo de Santa Clara) с Национальным Пантеоном. На этой площади по вторникам и субботам работает блошиный рынок Фейра-да-Ладра. Западный и южный склон занимает район Алфама. У подножия холма находится вокзал Санта-Аполония. На востоке холм ограничен старой долиной, именуемой “Долиной Святого Антония” (Vale de Santo António). Ни один из холмов не получил имя любимого лиссабонского святого, но обойти его на карте Лиссабона было нельзя!

Санту-Андре (Santo André – Святой Андрей Первозванный)

Вид со склона холма Граса на Морарию и замок.

Этот холм трудно выделить на местности. Он находится между холмами Сан-Жоржи и Сан Висенте, а его вершина, согласно описанию Николау де Оливейры, приходится на улицу Сан-Томе (Rua de São Tome). По южному склону холма от площади и мирадора Порташ-ду-Сол (Portas do Sol) вниз к Тежу амфитеатром спускается Алфама. Северный склон занимает Морария. По вершине холма проходила когда-то Стена Фернандина (Muralha Fernandina) с воротами Санту-Андре, позднее перестроенными в арку, что соединяла дворец графа Фигейры. Арка была снесена во время прокладки трамвайного маршрута, а дворец остался и ждет реставрации. Отсюда вниз к площади Мартим Мониш можно спуститься по Калсаде-де-Санту-Андре (Calçada de Santo André). В сущности, продолжением Санту Андре можно считать холм Граса – еще одна вероятность, почему Оливейра не выделил Грасу как отдельный холм.

Сант-Ана (Sant’Ana – Святая Анна)

Вид на Лиссабон из сада Турел.

Этот холм находится на западе от Сан-Жоржи, над площадью Мартим Мониш, которая раскинулась в “Долине Арройуш” (Vale de Arroios). Его естественными границами являются площади Мартим Мониш, Фигейра, Росиу и Авенида Либердаде. От Авениды на холм Сант-Ана можно подняться на элевадоре Лавра. На его вершине находится старый район Пена, Кампу Мартиреш-да-Патриа(Campo Mártires da Patria) и сад Турел (Jardim Torel) со смотровой площадкой. К площади Росиу можно спуститься по Калсаде Сант-Ана (Calçada Sant’Ana), откуда открывается вид на Тежу.

Сан-Роке (São Roque – Святой Рох)

Холм Сан-Роке расположен западнее Сант-Ана и Сан-Жорже, и на его вершине хотя бы раз в жизни побывал любой, кто приезжал в Лиссабон. Это самый обширный по площади лиссабонский холм. Отсюда открывается вид на район Байша и Замковый холм. Авенида проходит по старой долине, назваемой “Зеленая долина” или “Долина Санту-Антау” (Vale Verde ou Vale de Santo Antão). От Авениды наверх к смотровой площадке Сан-Педру-де-Алькантара – вот она, вершина холма Сан-Роке! – можно подняться на фуникулере “Глория”. А от площади Росиу сюда ведет Калсада-ду-Дюк (Calçada do Duque). Здесь находится церковь Сан-Роке, давшая название холму, шумный район Байру-Алту и величественный Принсип Реал с одноименной площадью. Ближе к Тежу на холме раскинулся самый дорогой район исторического центра – Шиаду с одноименным музеем, оперным театром Сан-Карлуш, Театром “Триндад”, а также дорогими магазинами и ресторанами. Здесь же возвышаются живописные развалины монастыря Кармелитов. К монастырю и площади Ларго-ду-Карму из Байши можно подняться на лифте Санта-Жушта или прогуляться по торговым улицам Карму и Гарретт. У южного склона холма находится площадь Мунисипиу (Praça do Município).

Шагаш (Chagas)

Элевадор Бика разделяет два лиссабонских холма: Шагаш и Санта-Катарина.

Холм Шагаш сейчас является частью района Шиаду и Байру-Алту. Его отделяет от Сан-Роке улица Алекрин (Rua do Alecrim). Точно определить вершину холма невозможно, но велика вероятность, что это нынешняя площадь Камоэнса (Praça Luis de Camõens). Chagas в переводе означает “раны”, и название свое этот холм получил от одноименной церкви, построенной здесь в 1542 году Братством Ран Христовых (Confraria das Chagas de Cristo), которое составляли моряки и путешественники, вернувшиеся из Индии. У южного подножия холма находится район Кайш Содре и рынок Рибейра (Mercado da Ribeira), а также “розовая улица” (Rua Nova do Carvalho) с ночными клубами и дискотеками. С запада склон ограничивает долина Шагаш, образованная оползнем, что сошел тут во время землетрясения 1597 года. Сейчас здесь проложен путь фуникулера “Бика”.

Санта-Катарина (Santa Catarina – Святая Екатерина)

Статуя Адамастора на мирадоре Санта-Катарина.

Это самый западный холм Лиссабона. Согласно Николау де Оливейре, его ограничивали долина Иисуса (Vale do Jesus) и долина Сантуш (Vale do Santos). На вершине крутого западного склона сейчас находится мирадор Санта-Катарина с огромной скульптурой мифического Адамастора. Отсюда открывается великолепный вид на Тежу и район Сантуш. Название холма произошло от одноименной церкви, построенной здесь в XVI веке. Далее на запад можно спуститься по Калсада-ду-Комбро (Calçada do Combro) к дворцу Сан-Бенту.

Семь холмов на карте Лиссабона

1 Холм Сант-Ана (Colina de Sant’Ana)
2 Холм Санта Катарина (Colina de Santa Catarina)
3 Холм Сан-Жоржи (Colina de São Jorge)
4 Холм Шагаш (Colina das Chagas)
5 Холм Сан-Роке (Colina de São Roque)
6 Холм Сан-Висенте (Colina de São Vicente)
7 Холм Санту-Андре (Colina de Santo André)

Добавить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о