portuguesa.ru

Монастырь ду Карму (Convento do Carmo) в Лиссабоне.

Байру-Алту и Принсип-Реал Лиссабон Мгновения Лиссабона Соборы, церкви, монастыри
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Что такое монастырь ду Карму? “Живая память о разрушительном землетрясении 1755 года”, – скажет грамотный турист. “Последнее укрытие салазаровских министров 25 апреля 1974 года”, – вспомнит образованный португалец. “Это те заросшие руины, где жуткая итальянская кафешка с кошмарной пиццей?” – неуверенно вякнет кто-то вроде меня. В общем, и турист, и абориген, и дебил правы. Но при этом страшно далеки от истины.

Правду о руинах собора, который по величественности соперничал со знаменитым Сэ, а по красоте, говорят, и превосходил его, помнят сейчас лишь набожные старушки вроде нашей соседки доны Жулии, которая в свои девяносто ходит в парикмахерскую Кармен, постоянно торчит в кафе и, легко перекрывая колокола Грасы, приветствует шестидесятилетнюю хозяйку фрутарии баритональным “Ola, menina”. Впрочем, женщины Морарии – это отдельная тема, которую мы еще непременно раскроем. Нынче о соборе.
Так вот, если спросить кого-то вроде доны Жулии о конвенту ду Карму, ответом будут почтительно склоненная седая голова и два слова: Beato Nuno.

Блаженный Нуну, один из самых почитаемых португальских святых, прославился своей кротостью, милосердием и деятельным состраданием к нищим и больным. В четырнадцатом веке эти качества были редкостью даже среди духовенства. Вернее будет сказать, особенно среди духовенства, еще жившего традициями Реконкисты и крестовых походов. Военно-религиозные ордена и монастыри были своеобразной “кузницей кадров” для того, что сегодня называют властными структурами, и едва ли не единственным способом сделать карьеру для бедных, но честолюбивых молодых людей. Нуну был немолод, носил старую залатанную рясу и старался услужить братьям-кармелитам не корысти ради, а потому, что искренне считал всех людей выше и лучше себя.ip0001025Если бы нам удалось увидеть смиренного Нуну таким, каким описывали его современники, мы бы никогда не поверили, что перед нами человек, который держал в руках ни больше ни меньше – судьбу всего Иберийского полуострова. Один из виднейших государственных деятелей Европы, дальновидный политик и полководец, сохранивший независимость Португалии. Тот, кто возвел на трон Ависскую династию и стал родоначальником Брагансской. Нуну Алвареш Перейра, граф Барселуш, великий коннетабль Португалии, герой битвы при Алжубарроте, отказавшийся от славы, власти и богатства ради того, чтобы стать простым монахом.

Разумеется, пример графа Барселуша далеко не единственный в истории. Десятки государственных мужей на склоне лет удалялись в монастыри, дабы успеть покаяться и обеспечить себе место в раю. Однако для Нуну Алвареша Перейры постриг был не универсальной отмычкой к райским вратам, а целью, в которой он стремился с самого детства.S?o_nun'alvares_pereiraНуну родился в 1360 году и был незаконнорожденным сыном Алвару Гонсалвеша Перейры, высокопоставленного члена Ордена Госпитальеров. Молодая португальская аристократия не могла позволить себе разбазаривать благородную кровь, поэтому бастарда не сплавили деревенской кормилице, а оставили в доме отца. Мальчик получил приличествующие своему происхождению воспитание и образование и в возрасте тринадцати лет был посвящен в рыцари магистром Ависского ордена. С тех пор и до конца жизни Жуан Ависский стал его близким другом. Магистр, как и Нуну, родился бастардом. Его отец, король Педру, прозванный Безумным, немало сделал для Португалии, но в память народную врезался как буйный псих, короновавший труп своей любовницы Инеш ди Каштру. Впрочем, память о роковой любви, из-за которой Педру по молодости чуть было не втравил страну в гражданскую войну, не помешала ему прижить сына от красавицы Терезы де Лоуренсо и сделать его главой Ависского ордена.
Кроме двусмысленного происхождения и блестящего по тем временам образования юношей объединяла ненависть к кастильцам. Отвращение Жуана к соседям объяснялось тем, что кастильцы дали убежище его сводному брату, тоже Жуану, единственному уцелевшему отпрыску Инеш ди Каштру. Мальчик, чью мать-галисийку зарезали в коимбрском монастыре Санта Клара. рос в уверенности, что португальский трон по праву принадлежит ему, с чем Жуан Ависский был категорически не согласен. А Нуну Алвареш Перейра не любил соседей просто потому, что ему, патриоту, были глубоко неприятны их неполиткорректные намеки на то, что Португалия никакое не самостоятельное государство, а всего лишь захудалая часть кастильского королевства. .
Когда молодому рыцарю исполнилось шестнадцать, отец решил, что ему пора жениться. Обзаводиться семьей Нуну, как всякий нормальный мужчина, не рвался. Но отец был заинтересован в том, чтобы породниться с влиятельным и богатым семейством де Алви, и поскольку Нуну был чуть ли не единственным свободным отпрыском, подходящим для этой цели, аргумент юноши “Хочу быть как король Артур, служить стране и хранить чистоту”, его не впечатлил. Женившись из-под палки, Нуну тем не менее всю жизнь хранил верность своей жене Леонор и был хорошим мужем. Удачному браку немало способствовал тот факт, что виделись супруги нечасто.
В возрасте, когда современные отроки мочат компьютерных гоблинов, Нуну Алвареш Перейра уже командовал вполне реальными солдатами и к двадцати годам приобрел репутацию отличного тактика. Конечно, своим головокружительным взлетом Нуну был обязан не только редкой одаренности и личной храбрости, но уникальному стечению политических обстоятельств, называемому Португальским междуцарствием, когда за опустевший после смерти короля Фернанду трон яростно сцепились авантюристка, мошенник, кастильский монарх и несколько бастардов.
Перейра, не колеблясь, примкнул к той части португальского общества, что поддерживала Жуана Ависского. В 23 года стал коннетаблем Португалии. Но славу великого военачальника завоевал в знаменитой битве при Алжубарроте в 1385 году. Проиграв со счетом 2500 – 1000, кастильцы оставили в покое португальский трон, и королем стал Жуан Ависский.
Став величеством, Жуан осыпал своего коннетабля землями и титулами. Однако Нуну ждал от него выполнения другого, более важного обещания. Перед сражением при Алжубарроте Жуан Ависский и Нуну Алвареш Перейра дали обет: в случае победы каждый из них построит по монастырю. Его величество остановил свой выбор на Баталье, Нуну решил строиться в Лиссабоне.
Приступить к выполнению своего обета Нуну смог лишь через четыре года после победы над кастильцами. Он щедро финансировал строительство, лично следил за ходом работ и не скрывал, что собирается закончить свои дни в монастыре Ордена Кармелитов.

Convento_do_Carmo

В 1423 году, похоронив жену и выдав замуж дочь Беатрис (это ее потомки через триста лет будут править Португалией под именем Браганса), великий коннетабль передал ордену все свое личное состояние и принял постриг. Это никого не удивило, о благочестии графа Барселуша ходили легенды. И все же была в его стремлении укрыться от мира какая-то тайна. Была причина, по которой бывший великий коннетабль опускался на колени перед пьяным бродягой, чтобы обработать его язвы, и почтительно целовал руку своему конюху, ставшему священником. Но этой причины никто не знал.
Незадолго до смерти Нуну к нему в монастырь приехал Жуан I. Он тоже выполнил свой обет: доминиканский монастырь Санта Мария да Виктория в Баталье был почти построен. Никто не знает, о чем говорили король и монах. Но историки допускают, что у них был общий секрет, общий грех, который связал их на всю жизнь крепче, чем любые другие узы, и который не могли отпустить им земные владыки церкви.

Изображение 046

В 1775 году землетрясение разрушило монастырь ду Карму и погребло под руинами архив великого коннетабля и его могилу. Попыткам восстановить собор постоянно что-то мешало: то роспуск монашеских орденов, то мода на живописные руины, то революция. Время в конце концов стерло из народной памяти убийства, интриги и грабежи церквей, на которые Нуну Алвареш Перейра не скупился, когда пытался посадить на трон магистра Ависского ордена. В конце концов, он был воином, а на войне приходится убивать. Зато рассказы о великодушии, милосердии и смирении Блаженного Нуну передавались из уст в уста. И хотя официально Ватикан канонизировал его лишь в 2010 году, для португальцев он стал святым гораздо раньше.

Тэги

Добавить комментарий