Praça Martim Moniz: тайна третьей площади.

Морария Прогулки по Лиссабону Улицы и площади
Поделиться с друзьями
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Почему она третья? Что такое Мартим Мониш? Почему алфасинья раньше называли это место “buraco do Martim Moniz”, то есть, прямо говоря, “дырой” и пугаются, когда я говорю, что живу рядом?

Значит, по порядку. Третья она исключительно для меня, потому что мой маршрут домой обычно пролегает через три площади: Россио, Фигейра и, собственно, Мартим Мониш. Вопрос второй: что это вообще за штука, в честь которой назвали целую гигантскую прасу? А это, дорогие друзья, вовсе и не штука, а самый что ни на есть человек: рыцарь-крестоносец, фидалгу, герой реконкисты и личный друг Его Величества Афонсу Энрикеша I, того самого, что создал в 12 веке государство Португалия. И Мартим наш Мониш оказал ему в этом трудном деле поистине неоценимую услугу.
Итак, на дворе второй крестовый поход. Афонсу Великий решает, что Альмохады как-то засиделись в столице его будущего государства, и 1 июля 1147 года подходит к Лиссабону с целью захватить город. Причем не один, а с кузнецом в компании 25 000 хорошо вооруженных и довольно свирепых крестоносцев из Англии и Фландрии. Ребята вообще-то отправлялись в Святую Землю, но почему бы по пути не помочь хорошему человеку, тем более отгрызающему хороший кусок земли у ненавистных испанцев.
Однако взять крепость быстро у христиан не вышло: мавры готовились и понастроили вокруг замка укреплений аж до самого Тежу. За два месяца Афонсу со своим войском сумели прорваться сквозь опоясывающие замок городские улицы, что уже можно считать достижением. Улицы эти были вырублены прямо в скальной породе холма Сан Жоржи и при желании легко превращались в смертельную ловушку для врагов. Если кто хочет знать, как это работало, делюсь рецептом: соприте чего-нибудь у китайцев на Мартим Мониш, бегите на лестницу Каракойш и там во все горло проорите что-нибудь вроде “Бенфика дерьмо”. И вот когда мужчины выйдут из домов, чтобы вас немножко бить, а женщины приготовят котлы с кипящей смолой, вы поймете, что подобраться к замку с недобрыми намерениями действительно очень сложно. И отступать тоже некуда, потому что внизу китайцы.
В общем, Афонсу увяз. В войсках началось недовольство и брожение: зима на носу, денег нет, женщин нет, Альмохады сдаваться не хотят… И тогда король решился еще на один штурм – последний. В смысле, последний в текущем году. Чтобы, значит, за зиму собраться с силами, и опять на приступ. Афонсу понимал, что в случае неудачи потеряет поддержку крестоносцев, которые, при всем уважении к Реконкисте, усвистят в Иерусалим, однако же рискнул. И вот пока основная группа войск ломилась в главные ворота замка, фидалгу Мартим Мониш обнаружил в крепостной стене небольшую дверь. Причем открытую. Будучи опытным военным, он ни разу не считал мавров дебилами и сразу понял, что это западня. Но эта дверь была единственным шансом проникнуть внутрь крепости, и Мартим Мониш не захотел его терять.
Он отправил гонца к Афонсу, а сам вместе с маленьким отрядом пошел прямо в дверь, за которой, конечно, его уже ждали мавры. Задачей Мониша было не дать им закрыть эту дверь, что он и сделал, причем ценой собственной жизни.

Смертельно раненый Мониш дождался-таки своего короля и скончался у него на руках. Впечатленный такой преданностью, Афонсу объявил, что без фидалгу Мартима Мониша Лиссабон никогда не стал бы христианским городом, и велел отныне называть дверь его именем.

Вот фотография 1900 года: знаменитая на весь город арка дворца маркизы Алегрете.

Ну, с Монишем разобрались. Теперь о площади. Когда-то это пространство между замком и Россио называлось Baixa Mouraria – Нижняя Морария. Португальцы часто повторяют, что в их стране последние восемьсот лет ничего не менялось. Одна из таких постоянных величин – это репутация Морарии как района вольного, буйного и веселого. Достаточно сказать, что фаду появилось именно здесь, да, здесь, в Морарии, а никак не в Алфаме. Ну, впрочем, это другая история.
Нижняя Морария была сравнительно тихим местом. К началу двадцатого века ее населяли мелкие ремесленники и торговцы. Случались, конечно, и бандиты с проститутками, не без этого, но культурно, без демонстративного разврата.

И еще несколько старых фото Нижней Морарии до разрушительной салазаровской реконструкции.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Морария была головной болью властей с момента своего появления. И неважно, что жизнь в стиле десперадо навязали обитателям Морарии сами же христианские короли. Но однако же только у Салазара Слизерина хватило решимости снести хаотичную застройку Нижней Морарии и забабахать на освободившемся месте … гигантскую парковку. “Дыру”. Buraco. Сегодня многие историки города называют перестройку Нижней Морарии чудовищным варварством. Судите сами:

Ее, ведущую свою историю с 1506 года и тесно связанную с именем короля Себастьяна Желанного, тронуть не посмели.
Так все-таки, зачем Володька сбрил усы Салазар принял совершенно идиотский план городского строительства? Так ли опасна была Нижняя Морария, чтобы на несколько десятилетий превратить ее в глинистый пустырь? Да нет, конечно. Часть старого мавританского района просто принесли в жертву политически амбициям салазаровского правительства, возжелавшего модернизировать древний центр Лиссабона, чтоб “все как у людей”.
Вышло, как и следовало ожидать, полное корбюзье.
Но!
Спросите меня, стала ли Морария меньше после того, как у нее оттяпали целую площадь и пару прилегающих улиц?

Нет. Потому что улицу делают не здания, а люди. В бывшей Нижней Морарии, теперь на площади Мартим Мониш по-прежнему кипит жизнь. Ну, может, у нее теперь не совсем лиссабонский выговор, однако не мне, полуэмигрантке, жаловаться.

Я люблю Мартим Мониш. Мне, конечно, не с чем сравнивать, я не застала Нижней Морарии. И ужас на лицах португальских знакомых меня забавляет. Ну во-первых потому, что ни разу за все это время со мной в Морарии не случилось ничего плохого. Ко мне даже не пристал никто! Во-вторых, Мартим Мониш – это ворота в большой мир.

Сейчас Мартим Мониш меняется, благодаря начатой джентрификации Морарии. Реставрируются улицы и здания, открываются новые рестораны и кафе. Построен эскалатор, который облегчит подъем к Каштелу.

Тэги

Добавить комментарий