portuguesa.ru

Принцип Потерянных Вещей.

Истории Португальские истории
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Потерянная вещь – это как выскочивший фрагмент паззла. Пройдя путь от “Ну что ж я такой болван??” до “Ну вот такой я болван!”, мы начинаем подбирать подходящий кусочек, чтобы заполнить образовавшуюся брешь. Иногда новая вещь оказывается лучше старой, но вот мне, например, нужно время, чтобы к ней привыкнуть и перестать сожалеть о потерянном, даже если это была какая-нибудь фигня.
Однажды моя подруга Дина нашла на улице мобильник. Красивый такой, дорогой. Может даже айфон. Что люди в таких случаях делают? Жмут кнопку “контакты” и ищут что-нибудь вроде “дом”, “мама” или “Зайчонок”.

Записная книжка оказалась набита номерами телеведущих и кинозвезд, одних стилистов нашлось аж пятеро. Миновав разнообразных «Жайме-волосы» и «Криштиану-суперволосы», Дина набрела, наконец, на “маму” и надавила кнопку.
После трех гудков трубка вдруг заорала:
– Menino Miguel!!!
Из дальнейших воплей с чудовищным северным акцентом Дина поняла, что menino в данном контексте, без сомнения можно трактовать как “малютка”, и что “малютка Мигел” и есть владелец найденного мобильника. Нехилый аппарат для малютки, подумала она и, воспользовавшись тем, что ор на секунду прервался, вежливо сказала:
– Я нашла этот телефон и хотела бы вернуть Мигелу.
– Кто это??? Где Мигел? Где малютка? Что случилось?
– Мигел потерял телефон, – терпеливо повторила Дина.
– Откуда вы знаете? – поразилась трубка.
– Потому что я держу его в руках. Я его нашла! Хочу вернуть!
– А где малютка Мигел?
Дина начала раздражаться.
– Я не знаю, где ваш малютка! Я просто нашла этот телефон и звоню маме.
– Тут нет вашей мамы. Чего вам надо?
– Вы мама малютки Мигела? – спросила Дина, поняв, что пора переходить на язык собеседницы.
– Нет. Вы кто?
– А вы кто? – взвыла Дина.
– Так, все, – сурово сказала трубка. – У меня полно работы.
– Позовите маму или папу малютки! – воззвала Дина.
– Их нет дома. Вы кто?
Дине начало казаться, что она разговаривает с роботом. Или попугаем. Или попугаем- андроидом из жидкого металла, который в недалеком будущем возглавит восстание машин.
– Мне очень надо встретиться с Мигелом, – устало сказала она. – Чтобы отдать ему одну вещь.
Разговор, надо заметить, начался на автобусной остановке и плавно перетек в подъехавший автобус. Пассажиропоток, невольно слушая динину часть разговора, потихоньку начал уже ржать.
– Какую вещь? Мигела ограбили? Он в больнице?
– В порядке ваш малютка! – сказала Дина, от души надеясь, что в данный момент Мигел употребляет обезжиренный латте в минималистическом интерьере какого-нибудь гламурного кафе в Шиаду, а не рыщет по Интенденте в поисках того, кто польстится на малюткино тело в обмен на некачественный героин. – Пожалуйста, запишите мой телефон. Пусть Мигел мне позвонит.
– Зачем? Вы кто?
– Я нашла его мобильный телефон, – под дружный гогот пассажиров обреченно повторила Дина. – Неважно. Просто попросите его позвонить. И поскорее, потому что батарейка садится.
– Чего?
– Ничего! – заорала Дина. – Вы что, хотите, чтобы ваш малютка остался без телефона?
Трубка немного подумала и сказала:
– Я в этом ничего не понимаю. Поговорите лучше с малюткой Мигелом по телефону.
– Да он его потерял! Как мне его вернуть?
– Ну это вы у менино Мигела спросите, мне-то откуда знать? – изумилась трубка.
– Дайте его номер! Или адрес!
– А вы что, не знаете? А откуда тогда у вас его телефон?
Дина заскрипела зубами.
– В общем, дона, если вам нужен менино Мигел, так его тут нет. Всего хорошего.
И занятая женщина с северным акцентом дала отбой.
Через пять минут салон автобуса огласился истошным пением Элтона Джона. Пассажиры заозирались в поисках источника звука. “Голубенький какой рингтон”, – отметила Дина и в следующий момент сообразила, что Элтон орет из ее кармана. Ну конечно, кто бы сомневался.
Дина нажала кнопку и услышала:
– Мигел, мальчик, тебе звонила какая- то сумасшедшая!
– Это я и есть, – призналась Дина.
– Ах ты боже мой! – злобно сказала трубка и отключилась.
– Подруга, оставь телефон себе, менино другой купит, – сквозь смех посоветовал какой- то парень.
Наверно, это было бы самым разумным. Но вернуть проклятый аппарат проклятому малютке было для Дины делом Принципа.
Принцип звучал так: нашел вещь – порвись пополам, но найди хозяина. Он достался Дине от водителя такси, в котором она однажды забыла сумку. Таксист привез растяпе ее добро, а свой категорический отказ от слегка помятой двадцатиевровой благодарности объяснил следующей историей: “Много лет назад, когда я работал в строительной фирме, босс попросил меня забрать портфель с большой суммой денег – это была зарплата всех наших сотрудников. И я этот портфель потерял. Денег там было – мне лет пять работать. Я, конечно, позвонил начальнику, все рассказал, и мы с ним стали вдвоем искать, где бы занять денег, чтобы зарплату выплатить. Три дня метались по знакомым. Я за трое суток глаз не сомкнул. Через три дня приползаю домой и вижу – автоответчик мигает. Сообщение: мы такие-то, нашли портфель, в нем документы и визитные карточки, вот звоним, приезжайте, забирайте. Ну, думаю, денег там, конечно, уже нет, но хоть документы восстанавливать не придется. Меня встретили мужчина и пятнадцатилетний мальчик. Я открыл портфель и ахнул: деньги, все до копейки, были на месте. Пытаюсь как-то мужчину отблагодарить, он банкноты отталкивает, говорит, это сын портфель нашел. Я к мальчику: что ты хочешь, любой подарок тебе куплю. Мальчик подумал, и говорит: да, хочу подарок. Хочу, чтобы вы пообещали: если вы когда-нибудь что-нибудь найдете, то обязательно вернете это хозяину. В общем, с того дня я даже монетки чужой себе не оставил. И, как назло, мне стало вдруг страшно везти: то часы найду, то портмоне с деньгами… Бегаю, звоню, разыскиваю. Пока лично хозяину в руки не отдам, успокоиться не могу”.
Видимо, десяти минут в обществе честного таксиста оказалось достаточно для того, чтобы Принцип внедрился в мозг Дины. До сих пор он, подобно минотавру, дрых в какой- то темной норе ее подсознания. Но, почуяв дух малютки Мигела с его дурацким телефоном, открыл плотоядные глазки. Поэтому Дина еще раз набрала номер.
– Менино Мигел? – возрадовалась трубка.
– Нет, это снова Дина, которая нашла его телефон.
– Я же сказала: Мигела нет дома! Мне что, в полицию позвонить?
Неизвестно, сколько продолжалась бы эта адова беседа, если бы Дине не пришло в голову позвонить в телефонную компанию и объяснить ситуацию.
– На этого клиента зарегистрирован еще один номер, – успокоил ее менеджер, – сейчас мы ему позвоним, и он с вами свяжется.
Судя по тому, что объявился Мигел нескоро, пассажиры автобуса были правы: потеря аппарата не стала бы для него крупной трагедией.
– Давайте встретимся на Салданье, – предложил он и принялся описывать свою внешность, используя множество прилагательных вроде “стройный, но не хилый”. Дине почему-то казалось, что она узнает менино Мигела из тысячи и без информации о цвете и марке его, несомненно, очень крутой сумки.
Он пришел с мамой – красивой, дорого одетой дамой.
Не просто голубой, подумала Дина, практически синий.
– Извините бабушку, она неместная, просто не поняла, чего вы хотите. Это ведь почти невероятно, чтобы в таком городе как Лиссабон кто-то что-то вернул добровольно, – драматически вздымая ухоженные брови, сказал Мигел. Мама, у которой когда-то достало ума выйти замуж за северянина, посмотрела на него так, как может смотреть сильно разозлившаяся алфасинья. Менино заткнулся и протянул Дине коробку элитного шоколада.
Шоколад Дина ненавидела с детства. Малютка Мигел показался ей невероятно праааативным. Но она шла домой и радовалась, слушая где-то внутри себя благодарное мурчанье Принципа.

Тэги

Добавить комментарий