portuguesa.ru

Потерянный символ.

Граса и Сан-Висенте Истории Прогулки по Лиссабону
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

После обхода Фейра да Ладра я обычно делаю привал в кафе “Санта Клара” – пью кофе и ем какой-нибудь корм вроде бутерброда с козьим сыром и спаржей. Очень они тут вкусные. Кроме еды и возможности вытянуть уставшие лапы, добрая “Санта Клара” предоставляет вид на Тежу и бесплатный вайфай. Чтобы, значит, если кто чего купил, сразу же мог бы и похвастаться.
Я сегодня в пролете – того, что искала, не нашла. А что нашла, то как-то не захотелось покупать. Но, как говорится, если есть грудь и немножко времени, почему бы не покормить и не погулять. Попросила пароль для вайфая, получила бумажку, сижу, смотрю на Тежу – на нее можно смотреть бесконечно. Она бывает ласковой, суровой, понимающей, неприязненной – всякой она бывает. Потому что живая.

И вдруг вижу какое-то шевеление за соседним столиком. Испанцы в количестве пяти штук, все с мобильными телефонами, выдирают друг у друга из рук какую-то бумажку и вроде бы ругаются. По испанцам же никогда не поймешь, они ругаются или просто погоду обсуждают. Прислушалась.
– Это неправильный пароль!
– Руки у тебя неправильные! Дай сюда!
– Не работает! Пароль не работает!
Худющая девица, ну прямо идеал Пикассо, трагически вздымая брови, сообщила:
– Я не могу подключиться! Что же делать…
Главный в компании взял инициативу в свои иберийские руки:
– Калма, народ! Сейчас я решу эту проблему.
Встал и обратился к присутствующим по-английски:
– Джентльмены, кто-нибудь может подключиться к интернету?
Ответила ему британская дама:
– Я не могу. Очевидно, у меня неправильный пароль.
Ее муж, вылитый Гастингс из “Пуаро”, вздохнул, явно сетуя на глобальную тупость человечества.
– Позвольте мне, – сказал он и достал свой гаджет. – Говори пароль, дорогая.
Дорогая голосом учительницы начальных классов начала диктовать: b…a…n…
– Странно, – озадачился британец, – действительно не работает. Позволь, я посмотрю. Господи, ну конечно, здесь последние две буквы v и j. Минуточку.
Но ни через минуточку, ни через две сеть не включилась.
Испанцы тихо и злорадно захихикали.
– Или это u и j?
– Мне кажется, это w, – предположил японец, сидящий на траве и пьющий третий кир.
– Давайте сравним, – предложил рациональный британец.
– Давайте позовем официанта, – сказала его жена. – Он это писал, он должен знать.
– Официант куда-то ушел, – все с тем же непонятным злорадством сообщил один из испанцев.
– Так, у кого есть пароль? Давайте сюда, давайте соберем всю информацию, – потребовал британец, и я почему-то снова вспомнила Пуаро. Серые блин клеточки.
Мозговой штурм происходил за столиком британца. Там был штаб.
Испанец, британец, два тихих француза и китайский подросток склонились над пятью одинаковыми бумажками. Несмотря на разницу в росте, весе и расовой принадлежности, все они были в этот момент страшно похожи на адмирала Нельсона, планирующего морское сражение. Глубокую задумчивость великих тактиков прервал ленивый голос японца:
– Попробуйте капслок.
– Это бессмысленно, – с тяжелым вздохом сказал британец. – Все бессмысленно, пока мы не узнаем, что это за буква. Или буквы.
– Послушайте, – не выдержала я. -Официант сейчас вернется. И все объяснит.
Штаб уставился на меня, потом испанец вкрадчиво спросил:
– У леди есть какая-то информация?
Пытать будут, подумала я. Достала из сумки свой листок и положила в общую кучу.
– Давайте думать, – велел британец.
– Камон, гайз! – подбодрил пьяный японец из-за дерева. – Нам нужен интернет!
Судя по трем пустым стаканам из-под кира – а кир тут крепкий – ему было нужно поспать. Или закусить. Но никак не интернет.
– Мне кажется, тут написано bandaliuj, – робко высказалась испанская девушка.
– Что за бандалиуж? Такого слова нет! Или есть? Какой это язык?
– Не испанский точно.
– Да нет, это дабл ю в конце.
– Bandaliw? Фамилия хозяина? – предположил британец. – Может быть.
Через секунду стало ясно, что может жто и фамилия, но точно не пароль.
– Я понял! – осенило испанца. – Там пробел! Пробел! И тогда получается banda liu!
Преступная группировка имени Пуччини. Бедный китайский подросток…
– Это неправильный путь, – заметил японец с травы. – Мы ищем слово. А пароль – это просто набор символов.
Но его никто не услышал. Все стали предлагать свои версии:
– Бамбино! Бандольеро! Бандерас! БАМБОЛЕО!!!
Гвалт стоял такой, что воробьи, обычно шакалящие прямо на столах, предпочли убраться подальше.
Я оглянулась и увидела совершенно обалдевшего официанта, который тихонько вернулся и теперь стоял и со страхом наблюдал за происходящим. Подняла руку, он подошел.
– Пожалуйста, помогите мне, – тихо попросила я и протянула ему айфон. Он настучал нужные буквы и, крадучись, смылся в павильончик.
Дедуктирующий штаб его даже не заметил. Зато заметил японец. И проделал ту же процедуру, что я до этого: подозвал, дал гаджет, подключился к сети.
– Он вернулся! – наконец-то дошло до британца. – Поор фаворе, сеньор!
Пока официант вводил пароль в англосаксонские телефоны, все расселись по местам и стали ждать своей очереди.
На четвертом столике официант сломался. Вышел на свободный пятачок, сложил руки рупором и прокричал:
– Господа, это слово “мандолина” – bandolim!! Последняя буква “эм”! “Эээээммммм”! И пожалуйста используйте капслок!
Пятнадцать человек с видом глубочайшего облегчения прекратили общаться друг с другом и ушли в виртуальную реальность.
В траве хихикал над четвертым киром умный японец.
Воробьи вернулись доклевывать крошки от бутербродов с козьим сыром и спаржей.
Момент единения закончился.
А я снова стала смотреть на Тежу – теперь она казалась мне насмешливой.

Тэги

Добавить комментарий