Ai Mouraria! Праздник в нашей Морарии на Ларго да Севера

Истории Морария Прогулки по Лиссабону
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Когда-то давно, примерно три месяца назад, мы с Хозяином спорили: Алфама или Морария. Ему страсть как хотелось купить квартиру где-нибудь на ларго Сан Мигел, чтоб непременно с видом на Тежу и возможностью гордо сказать: “Я живу в Алфаме”. Мне, честно говоря, Алфама была как-то не очень  – в основном из-за дороговизны квадратного метра. Наши сомнения разрешила светлая прохладная квартирка, расположившаяся на двух верхних этажах 120 летнего дома в Сокорро, районе, который исторически является частью Морарии.
Собственно, особой разницы между этими районами я не вижу.
(Картинка отсюда. И вообще, у Lisbona можно найти много любопытного)
Но спор между Алфамой и Морарией закончился только для нас. А вообще-то эти два района соперничают уже много десятков лет. В основном – за право считаться местом, где родилось фаду. Музей фаду и самые значимые casa, конечно, находятся в Алфаме, с этим не поспоришь. Но Мария Севера, при которой фаду начало оформляться как самостоятельный музыкальный жанр, родилась все-таки в Морарии. Как и Фернандоу Маурисиу, которого многие называют “королем фаду”.
Moraria2
Что такое фаду для Морарии, я видела на прошлой неделе. Местная фрегезия устроила на largo da Severa ночь фаду, и это было нечто фантастическое.
В центре маленькой площади – цветной шатер. Думаю, странствующие музыканты ставили такие на лиссабонских площадях еще лет восемьсот назад. Только теперь за красно-золотой стеной из гипсокартона спрятался микшерный пульт, а перед деревянными стульями музыкантов стоят микрофоны. Сама площадь символически огорожена цветными бумажными гирляндами. Внутри периметра – полтора десятка пластиковых столов и один деревянный, прямо напротив шатра. Этот единственный по-настоящему устойчивый стол предназначен для сотрудников фрезегии и местной газеты “Rosa Maria”. На  всех (!) столах – рукописные таблички RESERVADO.
За углом, там, где поменьше ветра – длинный дощатый стол и скамейки для фадишта. За час до начала тут уже не протолкнуться: музыканты здороваются, обнимаются, обмениваются новостями так, словно не виделись год. А ведь наверняка вчера вместе пели в какой-нибудь Devagar Devagarinha. Над площадью звучит голос Фернанду Маурисиу, и каждый считает своим долгом объяснить мне, что это лучший фадишта, которого когда-либо рождал Лиссабон.
Moraria1
Туристов на этом празднике жизни почти нет. Несколько человек с фотоаппаратами пугливо жмутся к стенам, явно теряясь от дымящегося гриля, на котором жарятся сардины, телячьи отбивные и колбаски, шумной толпы, которая то ругается, то поет, и элегантно одетых местных жительниц, которые чинно рассаживаются за шаткие пластиковые столы и заказывают сангрию.
На столе фадишта – блюда с жареным мясом, маринованным в красном перце, бакаляу, сардины. Корзинки с пшеничным и кукурузным хлебом. Салат, из которого я тут же потаскала весь лук и перец. Ну вкусный он очень: сначала перцы запекают на гриле, потом очищают от кожицы, нарезают тонкими полосками и подают с оливковым маслом и пряностями.
Ложек, вилок и ножей на столе нет. Вся еда нарезана, из каждого кусочка торчит зубочистка. А сардины… Люди, ну кто ест сардины вилкой? Кстати, никогда не видела, чтобы кто-то управлялся с рыбой так элегантно, как Нуну Агуар 🙂 Еда на стол поступает практически бесперебойно. Ставя на стол очередное блюдо сардин, хозяин хватает с другого блюда кусок мяса и уходит обратно к грилю.
Обитатели largo da Severa, понимая, что спать они лягут не раньше часа ночи, вытаскивают на балконы и крыши стулья и еду и готовятся совместить ужин с фаду.
Ну и вот что там стало происходить примерно часов в десять, когда с ужином было покончено, и на столах остались только кувшины с вином.
Тэги

Добавить комментарий