Крепкий хозяйственник. Будни Сокорро. Выпуск 5

Будни Сокорро Португальские истории
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Это я о себе, конечно! Потому что пока Хозяин прохлаждался работал на исторической родине, я с некоторым трепетом ждала дня, обозначенного вот в этом объявлении. Третьим пунктом там идет построение коммунизма обсуждение вопросов, представляющих общий интерес кондоминиума. И чота мне вдруг стало параноидально казаться, что главный общий интерес кондоминиума – это выпереть с верхнего этажа придурковатых русских и зажить спокойно.
Придурковатые русские – это мы, если кто не понял.

кунья записка

Чем больше я об этом думала, тем длиннее становился список наших грехов. Иногда мы приходим домой в три утра. А ведь чем меньше шума старается производить пьяный в хлам веселый человек, тем больше он его производит! Мы, уроды бессмысленные, не сортируем мусор, хотя заботливая фрегезия прислала к нам милого юношу со специальными пакетами. А еще однажды мы пошли в супермаркет и, вернувшись с мешками провизии, обнаружили, что забыли дома ключи. И полтора часа, пока мы ездили за запасным комплектом на другой конец города, наши покупки пролежали на лестнице, а ведь там были сыры, свежая рыба и прочие пахучие вещи.
В общем, к вечеру собрания я была в состоянии “Простите меня, дуру грешную” (с). Позвала подругу, чтоб помогла с переводом. Приготовила торжественную клятву: мол, шляться по ночам и грохотать копытами на лестнице больше не буду, мусор рассортирую, а ключи примотаю к шее колючей проволокой. Я даже была готова кровью расписаться, что ни в жизнь больше не позову гостей.
Последнее – специально для соседа снизу, тихого студента, ставшего безвинной жертвой нашего масленичного шабаша.
О той ночи я не могу вспоминать без содрогания.

Началось все довольно невинно: мы с подругой рубили салаты и пекли блины. В какой момент веселье вышло из-под контроля? Когда один наш приятель-португалец решил продемонстрировать свою гусарскую натуру и, явно не представляя последствий, за пятнадцать минут выжрал бутылку водки? Или когда другой примчался из Алгарве, расколотив по дороге машину, но доставив в целости и сохранности три литра отборного алкоголя, в том числе бутылку коллекционного мускателя, чем привел Хозяина в состояние, близкое к нирване? Или, может, когда мы стали громко подпевать Синатре? Каждый раз, когда кто-нибудь пытался прикрутить громкость в компьютере, я возмущенно орала: DON’T TOUCH MY APPLE!!

– У вас отличный дом, очень уютный, – сказали гости. – Одна проблема – нет гитары.
Да слава богу, что нет!
А в два часа ночи, когда измученный студент поскребся в нашу дверь и попросил немного тишины, я спустила на него довольно крупного португальца, который извинился в следующих выражениях:
– Прости, друган, ща будет тихо, но ты ж понимаешь, карнавал!

Тишину мы обеспечили единственно возможным способом: ушли из дома и вдарились по клубам. Африканская дискотека, какое-то кафе на Салданье, закрытый ночной клуб, начинающий работать в четыре утра… Плохо помню. Да и опять же слава богу.

В счастью, на собрание кондоминиума студент не пришел. И соседи вовсе не смотрели на меня как на Гитлера. Предводитель наш Антонио Кунья раздал присутствующим по пачке бумаг.

бумагиПока народ шуршал документами, Антонио спросил, не написал ли ненароком “гугл-переводчик” что-то неприличное. Убедившись, что все в порядке, он стал объяснять мне, зачем мы, собственно, топчем ковер в его гостиной. Оказалось, что талмуд содержит следующие сведения:

– подробное описание всех ремонтных работ, сделанных в доме за истекший год.
– полный финансовый отчет, в котором, в числе прочего, фигурировали 32 евро за новый дверной звонок и 6 евро за лампочки в подъезд.
– выписка с банковского счета кондоминиума, свидетельствующая о том, что нас – УРА! – очень даже положительное сальдо.
И вот это самое сальдо позволяет нам на весь год снизить стоимость кондоминиума вдвое.
Дальше мы стали решать насущные проблемы.
Во-первых, чего делать с долгоносиками.
– Они проснулись, – зловеще сказала соседка со второго этажа.
– Что ж вы хотите, весна, – ответил Антонио, и все радостно заулыбались. Весна потому что, да.
Как на самом деле называются эти мелкие твари, жрущие дерево, я не знаю, но характерное постукивание в потолке слышу.
– Будем травить или подождем до следующего года?
Выяснив, сколько времени нужно долгоносикам, чтобы сожрать дотла одно бревно (“О, годы! Десятилетия!”), решили следующим летом совместить отпуска всех жильцов и вызвать на время нашего отсутствия специалиста по убою насекомых.
– У кого все еще течет крыша? – поинтересовался Антонио.
– У меня только из дымохода, – призналась я, что, если толковать вопрос не только буквально, не совсем правда.
– Паула… вы знаете Паулу? Она живет за углом, муж ее двоюродной сестры может все починить… И недорого, – сказала соседка из квартиры напротив.
Потом стали думать, не отлакировать ли деревянную лестницу в подъезде.
– Это очень красиво, – вздохнул сосед с первого этажа, – но дорого.
– Но красиво, – вякнула я. – Хотя и дорого.
Женская часть дома была на моей стороне, но Антонио пресек спор в зародыше:
– Сначала надо подкопить денег.
Третий вопрос состоял в том, что некий чувак решил купить давно пустующее складское помещение под нашими окнами и открыть там автомастерскую. Хозяин склада, уже отчаявшийся сбыть с рук это сокровище, страшно обрадовался, тем более, что потенциальный покупатель метнулся во фрегезию и получил все необходимые бумаги. Кроме одной – разрешения членов нашего кондоминиума. Такой закон: можешь хоть тракторный завод открыть, если соседи не против.
А соседи оказались против.
– Шум, выхлопные газы, люди незнакомые будут приезжать… Пусть булочную открывает, свежий хлеб всегда нужен, – безжалостно сказали злобные мы. – А для автомастерских есть, извините, новые районы.
Ну и, наконец, надо было выбрать нового председателя кондоминиума. Должность, мягко говоря, не сахар. Я вспомнила Антонио, драющего подъезд, когда заболела уборщица. Антонио, объясняющего рабочим, какую пружину надо присобачить к входной двери. Антонио, затыкающего во время ливня щель почтового ящика. Антонио, корпящего над счетами и изучающего новые тарифы на электричество, чтобы помочь сэкономить каждой семье по пять евро. И все это бесплатно, потому что никакой зарплаты председатель кондоминиума не получает!
– Кто-нибудь хочет эту работу? – спросил Антонио. Щас начнется массовый исход, подумала я и отодвинулась в уголок, чтоб не затоптали.
Но, к моему изумлению, руку поднял сосед с первого этажа.
– Он что, ненормальный? – тихонько спросила я у Дины.
– По закону каждый два года председатель должен меняться. Тут все давно договорено – два через два. Но, конечно, они друг другу помогают.
– А почему только мужики? – взревновала я. – Что, женщинам не доверяют?
Ответ на свой вопрос я увидела пару минут спустя. Он был смугл, кудряв и страшно недоволен, что мама до сих пор сидит у соседей – вместо того, чтобы уложить усталого трехлетнего человека спать и спеть ему песенку.
Я, конечно, женщина современная. Более того, у меня есть шуруповерт, электролобзик, дрель с перфоратором и топор. И всем этим я умею пользоваться.
Но все-таки большое спасибо нашим посменным председателям и их патриархальному португальскому воспитанию. Потому что женщине все же лучше петь песенки в детской. Или пироги печь. В крайнем случае сериал по телеку смотреть. А пытаться вместе с электриком починить замкнувшую от ливня проводку – это мужская работа.

Тэги

Добавить комментарий