portuguesa.ru

Моя социальная жизнь. Будни Сокорро. Выпуск 6

Будни Сокорро Португальские истории
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Ползу я сегодня по нашей чудесной, уменьшающей задницу лестнице. В авоське бутылка вина, десяток яиц и два огромных помидора – в магазин зашла. Для того, чтобы покорять лестницу на одном дыхании, требуется пара-тройка дней тренировок. Ну а поскольку в Лиссабон я вернулась только вчера, то на пике наслаждения морда у меня стала красная, как те помидоры.
Взобралась, стою, отфыркиваюсь. Кармен, в обязанности которой входит недопущение внешнего одичания жителей нашего ларго, углядела меня из своего полуподвальчика. Вышла на улицу, заулыбалась. Я открыла рот, чтобы поздороваться – и поперхнулась. Просто так, на ровном месте. Со всеми бывает.
На мой надсадный кашель стали сходиться люди. Так уж тут все устроено, в Морарии: ты чихаешь – вся улица хором орет “Шоб ты была здорова!”. Кашляю я, значит, никого не трогаю. А народ волнуется, думает, чем помочь. Хозяин кафе оторвался от кофе-машины, мужик из фрутарии выбежал. Элегантный гробовщик пришел, чтоб, значит, если я вздумаю склеить ласты, клиента не потерять. Даже пакистанцы из своего сквота повылазили. Минуты за две на тихом ларго организовалось стихийное вече.

И стало мне как-то неловко: перхаю тут, людей от дела отрываю, собак всех перебудила, они взбрехали нестройно, как самодеятельный хор алапаевского мясокомбината. Прекратить безобразие не могу. Говорят же, что человек неспособен скрыть три вещи: любовь, бедность и кашель. А дурдом между тем ширится: кто-то уже предлагает вызывать полицейских, благо, у них тут рядом гнездо. Одно хорошо: при слове “полиция” в толпе образовалась брешь – пакистанцы мгновенно попрятались по своим норам семнадцатого века.
Спасла меня Кармен. Растолкала сочувствующих, сунула мне в руку стакан воды и стала хлопать по спине, как перепуганную лошадь. Кармен – она всегда меня выручает. То ли от ее заботы, то ли еще почему, но кашлять я перестала.
– Где твой муж? – сурово спросила она, явно желая сбагрить дурынду тому, кто вроде как по закону обязан нести за нее ответственность.
– В Москве, – проскрежетала я. – Он работать.
Добрые жители ларго Олариаш притихли в ожидании подробностей. Чтобы их не разочаровать, я сказала единственную португальскую фразу, которая пришла мне на ум:
– Сегодня очень холодно.
Бедный Рамон (так называют в этих краях Хозяина), явно подумали жители, как он живет с такой тупой бабой.
– Тебе надо выпить кофе, – решила Кармен. В сложных жизненных обстоятельствах британцы предлагают чай. Португальцы – потрепаться, а как трепаться без кофе?
Я выразительно погремела бутылкой и яйцами: мол, не могу кофе, домой надо.
– Отнеси свои койзы и возвращайся, я жду.
Спорить с женщиной, которая однажды голыми руками помяла капот тачки своего бойфренда, мне чота не захотелось. И, честно говоря, хотелось припасть к живительному источнику местных сплетен – Кармен знает все и про всех, к тому же она единственный человек в нашем квартале, с которым я могу полноценно общаться. И это несмотря на то, что она не знает по-английски ни буквы.
Через пять минут мы уже сидели в ее парикмахерской и пили кофе. Пару месяцев назад перед Кармен встала дилемма: купить новое пальто или заменить сломавшуюся кофе-машину. Не колеблясь ни минуты, она грохнула три сотни евро на техническое чудо – и это при том, что прямо напротив парикмахерской, буквально в пяти метрах, есть кафе, где чашка кофе стоит 55 центов.
Сидим, значит, болтаем. То есть, говорит в основном Кармен, а я усердно напрягаю мозги, чтобы сложить знакомые слова в доступные моему пониманию фразы.
– Бюрократия, – вздыхает Кармен, – страшная бюрократия. Мой бухгалтер с госпитале, пришлось самой ехать в финансаш на Кампо Гранде. Два часа потеряла!
Я вспомнила, как потратила день на то, чтобы получить в московской налоговой номер ИНН и состроила скорбную мину.
– Сын жены моего кузена завел намораду.
– Сын жены?
– Мой кузен не его отец. Наморада – черная, из Мозамбика, хорошая девочка. Но проблемы.
– Потому что она черная?
Кармен посмотрела на меня так, словно в свободное от работы время я шастаю по Морарии и измеряю людям черепа.
– Она живет на севере, в Порту. Бедный парень ездит туда каждые выходные.
Продолжения истории я так и не узнала, потому что Кармен вдруг уставилась на мои руки.
– Ты женщина, – после некоторого раздумья сообщила она. – И я женщина. И я скажу тебе, как женщина женщине: у тебя ногти как у Кармелы.
Учитывая, что последний маникюр у меня состоялся недели три назад, я было решила, что Кармела – это какая-то знаменитая местная бомжиха.
– Это моя кошка, – успокоила Кармен. – Что случилось с твоими руками?
– Не имею времени, – заскулила я. – Имею много работы.
– Обувь – неважно. Платье неважно. Но ногти – это как церковь! Каждую неделю!
Мне стало стыдно. Ну правда, что, трудно найти полчаса времени и пять евро денег?
Кармен достала инструменты и принялась за мои грабли. И, как назло, именно в этот момент появились клиентки: две здоровенные бразильские девахи. Поздоровавшись с хозяйкой, они устроили свои обширные задницы в кресла, открыли журналы и стали делать вид, что совсем на меня не смотрят. Через пять минут одна не выдержала:
– А они настоящие?
Я даже не поняла, о чем речь.
– Ногти настоящие?
– Акрил, – авторитетно заявила другая девица.
– Это все ее! – отрезала Кармен. – И ногти, и волосы.
Ну уж насчет волос врет, видимо подумали девицы. Крашеная.
– Она из России.
Точно врет.
– Живет в Морарии.
Завирается!
– Муж португалец? – спросила бразильянка.
– Муж тоже русский.
Девицы, наверно, решили, что Кармен напилась. Ну в самом деле, дичь какую-то городит: русские, живут в Морарии… Русские в Кашкайше живут, это всем известно!
Когда они ушли, Кармен презрительно сказала:
– Одна неплохая. А вторая – чипа.
После того, как ногти были покрыты двойным слоем лака оттенка “бургунди”, мы снова пили кофе – теперь уже в кафе. Хозяин заведения, Кармен и два пенсионера объясняли мне, что “чипа” – это “дешевка”. От английского cheap.
Так выпьем же за мультикультурность, толерантность и мое первое чисто морарийское слово, неизвестное носителям классического португальского языка. Поднимем чашечку кофе за Морарию – самый лучший район Лиссабона.

Тэги

Добавить комментарий