Жил ду Карму. Выбирай: бояться или нет.

Искусство и литература Люди Португалия сегодня
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вообще-то мы хотели поговорить о музыке. это логично, когда твой собеседник – известный португальский музыкант Жил ду Карму (Gil do Carmo). но январские события в Париже направили беседу в совершенно другое русло.

Я люблю твою музыку, но, хоть убей, не пойму, что это за стиль. Что ты делаешь?

– Как это назвать? Понятия не имею. Пусть будет фьюжн, берущий начало в Лиссабоне. Фаду прежде всего. И вливающиеся в нее Бразилия и Африка.

Почему Бразилия, а не Мексика, например? Не Куба? Имей в виду, это политический вопрос.

– Да какой же он политический. Ну разве что совсем чуть-чуть. Прелесть фьюжна заключается именно в том, что ты можешь объединить все, что близко лично тебе, что дорого именно тебе. Я португалец, а для нас язык нечто большее, чем просто возможность выражать мысли. Это наш менталитет, наша душа, наш способ быть тем, кем мы являемся. Это язык, который позволяет мне свободно чувствовать себя в музыке Бразилии, Анголы и Кабо Верде. Не просто понимать слова, а вот прямо чувствовать эту музыку. У меня нет проблем с сальсой, но мое португальское мышление заставляет меня действовать в определенных направлениях.

А португальское мышление вообще предусматривает хоть какую-то предпринимательскую жилку? Про вас же никто толком не знает. Испания везде, а вы?

– Ну так половина мира говорит на испанском языке. Португальский тоже редким не назовешь. Ну послушай, у нас другой опыт. Впрочем, возможно, нам следует быть более сильными и более смелыми в продвижении себя, да. Возможно, нам нужно расти и придумать какую-то стратегию, как рассказать миру о себе. О нашей культуре, о том, что мы умеем делать. Ты права, мы слишком закрыты. Слишком самодостаточны. Пару лет назад мы начали что-то делать, чтобы выпустить в мир наши достижения. Но все как-то медленно и словно нехотя. Когда-то мы открыли половину мира, возможно, теперь пришло время открыть всему миру маленькую страну Португалию. На- сколько я знаю, у твоей страны такая же проблема: на самом деле в Европе катастрофически мало знают о настоящей России, о том хорошем, что может предложить миру ваша страна.

Ну так может нам пора что-то с этим делать? Тебе – более коммерческую музыку, мне – более коммерческий журнал… Сначала объясни мне, что такое «коммерческая музыка». Я бы сказала, что в нашем с тобой случае это почти всегда вопрос личного компромисса: ты делаешь что-то, что тебе самому не очень-то нравится, но зато это нравится другим людям и хорошо продается.

– На самом деле это довольно типичная ловушка для тех, кто хочет получить много денег: людям кажется, что достаточно отказаться от части себя, от своих принципов и представлений о том, что правильно, а что нет, чтобы понравиться всем. В итоге это не нравится никому. Если ты делаешь плохое вино или плохое оливковое масло и знаешь об этом, на определенном этапе ты сможешь заставить людей это покупать. А дальше у тебя два пути: или ты действуешь «коммерчески», то есть идешь на осознанный обман, говоря, что эти помои на самом деле очень хороши. Или ты убеждаешь себя в том, что они действительно хороши, и тогда обман становится глобальным, потому что ложь самому себе кардинально искажает твою картину мира. Результат, впрочем, всегда один: за ложь нужно платить, платить частью своей души, и лично для меня это слишком высокая цена.

Где проходит граница, когда артист перестает быть артистом и превращается в бизнесмена?

– Граница проходит там, где кончается твоя вера в то, что ты делаешь. Или когда эта вера начинает измеряться в деньгах. Когда твоя перспектива искажается, и ты видишь будущее несколько иначе, чем видел, когда начинал писать свою музыку. Успех – отличная штука, и я бы солгал, если бы сказал, что совсем равнодушен к нему. Но я достаточно взрослый человек, чтобы понимать: все имеет свою цену. Я не готов платить собой за успех. Я хочу спокойно спать по ночам, как ребенок.

Gil do Carmo O Vinho e a Musica 770x490

Раз уж мы говорим о фьюжен, то нельзя не вспомнить, что Лиссабон – город многонациональный, толерантность здесь возведена в культ. Что ты думаешь о политике мультикультурализма? Особенно в контек- сте последних событий в Париже. В смысле – хорошо это или плохо?

– Казалось бы, о чем тут думать. Мультикультурность – это всегда хорошо, она обогащает, она позволяет активно развиваться и обществу, и отдельным людям. Но этот вопрос все равно возникает с определенной регулярностью, даже если мы в Европе пытаемся делать вид, что это не так. Поэтому эффективность политики мультикультурности – это в любом случае один из главных вопросов для нас. Мы действительно должны понять, что происходит. То, что случилось в Париже, – это чудовищно, и это показатель того, что мы должны начать думать не только о европейцах и Европе, но и о людях во всем мире. Мы должны изменить свое видение мира. Вообще, мультикультурализм – это очень сильная и эффективная идея. И, конечно, Лиссабон сейчас как раз отражает эту идею в полной мере. Возможно, именно Лиссабон мог бы стать городом, который изменит мир. Португалия – это стратегическая страна, которая может это сделать. Следующее поколение будет думать по-новому. Изжить страх перед всем непривычным. И следующая революция будет не с оружием в руках, а в умах людей.

Одно поколение – это слишком оптимистично, как мне кажется.

– А я вот верю, что поколение наших детей сможет сделать это. Я не отец пока, но я бы хо- тел им быть, и я бы хотел, чтобы мои дети жили в другом мире.

А что насчет детей тех, кто в Париже взял в руки оружие? Эта часть общества может измениться?

– Я сказал «весь мир». Мир – это не только христианские страны. Мы все в равной степени ответственны за то, что происходит.

Означает ли это, что ты спокойно сядешь в самолет рядом с женщиной в хиджабе?

– Конечно.

И тебе ни на секунду не станет страшно?

– Нет! Если ты будешь воспринимать любого, кто выглядит иначе, чем ты, как террориста, жизнь станет невозможной.

WS2

Но стереотипы все равно существуют. Например, все русские – бандиты, все португальцы – хорошие любовники…

– О, спасибо! Может, это и неправда, но люди так думают. Воз- можно ли эти стереотипы преодолеть? Потому что политики в этом смысле уже доказали свою несостоятельность. Мы должны перестать постоянно думать о деньгах. Пора задуматься о чем-то более важном. Понять, что радость жизнь заключается не только в потреблении. Стремление обладать большими деньгами – вот проблема. Деньги превратились для нашей планеты в религию. Не христианство, не ислам, не буддизм – деньги! Вот универсальный бог, которому так или иначе поклоняются все. Да, если у тебя есть деньги, ты можешь пойти в лучшее заведение Байру Алту, заказать салат из осьминогов и отличное красное вино. И я люблю это, конечно. Но все это не стоит того, чтобы молиться на деньги. Я бываю во многих странах – США, Германия, Англия, Франция – это везде так. Наверное, и в России тоже. Это не патетика, это мой образ мыслей и образ жизни. Если люди будут думать только о деньгах, наша цивилизация не выживет. И мы солжем себе, если скажем, что это не так. Это не вопрос национальности, я не говорю о Португалии или России отдельно, я говорю о нас всех – это проблема всех. Мне все равно, что я португалец, а ты русская. Я очень рад тому, что мы сейчас разговариваем. И я рад этим трудным вопросам, потому что проблемы-то у нас одинаковые. А значит, и решения могут быть похожими.

Да ты идеалист!

– Должен же человек во что-то верить. Капитализм – нет. Социализм – нет, я не верю в него. Потому что каждый раз, когда люди пытаются построить социализм, у них получается черт знает что. Да, я выбираю идеализм.

Интервью для журнала Женские Секреты.

Тэги

Добавить комментарий