Fotografia © Paulo Cunha/Lusa

Дело Эсмеральды

Истории Люди Португалия сегодня
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Несколько лет назад Португалия была потрясена так называемым “делом Эсмеральды”.( Collapse )
Кому интересны детали, милости прошу в поисковик с ключевым caso Esmeralda. А вкратце все обстояло следующим образом:
некая бразильянка, находящаяся в Португалии незаконно, родила ребенка от молодого парня по имени Балтазар Нуньеш. Тот открестился от будущей дочери еще до ее рождения – по словам бразильянки, он весьма грубо сообщил, что его не интересуют ее, бразильянки, проблемы, что она “проститутка”, и что у него совершенно другие планы на жизнь. Родив девочку, бразильянка через посредничество какого-то знакомого нашла бездетную португальскую пару, которая хотела усыновить ребенка. Так трехмесячная Изабелла оказалась в семье Гомеш. Бразильянка дала письменное согласие на удочерение и растворилась в португальских просторах.

Девочка, которую теперь зовут Эсмеральдой, растет в новой семье, где она, без преувеличения, смысл жизни приемных родителей. И вдруг, когда ей уже почти пять лет, объявляется Балтазар Нуньеш. Биологический, напоминаю, отец. Объявляется, правда, не по своей воле.
Дело в том, что в Португалии нет такого понятия как “незаконнорожденный”. В свидетельство о рождении ребенка должно быть вписано имя отца. Отцовство определяется со слов матери. В том случае, если названный мужчина отказывается признать ребенка, его, мужчину, отправляют на тест ДНК. Принудительно. За счет государства. Вот именно это и произошло с Балтазаром. Бразильянка назвала его имя, открыли дело, посылали повестки, которые он игнорировал. А спустя несколько лет – да, в некоторых делах португальская система правосудия чрезвычайно медлительна – за Балтазаром, который, кстати, к тому времени был уже благополучно женат, пришла полиция. Дальше все просто: забор биологического материала, экспертиза – и привет, папа.
Семья Гомеш попала в очень нехорошую ситуацию: оказалось, что юридически Эсмеральда, которую они считают своей дочерью, живет у них незаконно. Потому что для оформления приемного ребенка требуется согласие обоих родителей, даже если они не состояли в браке. А у них, у Гомешей, было только согласие матери. Для того, чтобы Эсмеральда стала их дочерью не только де факто, но и де юре, Гомешам требовалось согласие Балтазара.
А он его давать вовсе не собирался.
Он решил, что будет сам воспитывать дочь, о существовании которой ему якобы не было известно. Потому что, мол, когда бразильская подружка известила его о беременности, он решил, что это либо не его ребенок, либо никакого ребенка вовсе и нет, а нелегальная иммигрантка просто хочет замуж и вид на жительство. Но теперь, когда он знает, что у него есть дочь, он готов и всетакоэ.
в 2004 году португальский суд отдает Эсмеральду под опеку биологического отца.
Гомеши, что совершенно понятно, отдавать ребенка не хотят и подают несколько апелляций. Все они отклонены, и тогда отчаявшиеся супруги не придумывают ничего лучше, чем спрятать Эсмеральду и приемную мать от судебных приставов. Как только властям становится известно, что сеньора Гомеш с девочкой скрылись в неизвестном направлении, полиция тут же забирает папу Гомеша. Вскоре папа Гомеш признается виновным в похищении человека и получает шесть лет тюрьмы.
Поскольку эта история широко освещалась в прессе, общество, понятно, не осталось в стороне. Симпатии большинства – и в особенности зэков, сидевших вместе с папой Гомешем, – были на стороне приемного отца. Петиция в его поддержку собрала 10 000 подписей. Его, впрочем, действительно освободили через год… или полтора, тут могу ошибаться. Но только потому что его жена вернулась и согласилась передать Эсмеральду биологическому отцу.
Который, получив ребенка, подал в суд на родную страну и отсудил у Португалии несколько десятков тысяч евро за то, что власти слишком долго делали экспертизы и, блять, украли у него драгоценные младенческие годы дочери. Официальная формулировка была, понятно, другая, но суть сводилась именно к этому: медленно работаете, господа, медленно.
Договорились так: Эсмеральда живет в доме биологического отца и его жены, а с приемными родителями видится по выходным. Через некоторое время ситуация усугубилась тем, что объявилась биологическая бразильская мать-перемать, которая остепенилась, вышла замуж и изъявила желание тоже участвовать в воспитании Эсмеральды. Потом биологический папа через прессу обвинил биологическую маму в том, что она якобы бьет Эсмеральду. Мама взбеленилась и тоже бросилась раздавать интервью.
За всей этой санта-барбарой приемных родителей как-то постепенно оттерли от Эсмеральды, а сама она подросла и попросила журналистов оставить ее в покое. Что они и сделали, когда судебные тяжбы закончились, и интерес к делу угас.
Португальское общество тогда раскололось почти пополам. Эмоционально практически все были на стороне приемной семьи. Потому что биологические родители Эсмеральды, чего уж там, симпатии не вызывают. Одна половина Португалии риторически вопрошала, кто девочке больше семья – люди, растящие ее с любовью, но недооформившие пару бумаг, или двое молодых козлищ, фактически бросивших своего ребенка. Другая половина здраво интересовалась: а почему чета Гомеш не потрудилась довести дело с удочерением до конца? Ведь юридически их действия выглядят так, словно они просто купили ребенка на улице.
Но в одном все сошлись: Гомеши могут быть сколь угодно любящими, положительными и вызывающими сочувствие людьми, однако у девочки есть биологические родители, которых она имеет право знать, и которые формально от нее не отказались. Закон есть закон. Может, он плохой и неправильный, и тогда его надо менять. Но пока не поменяли – подчиняйтесь.

Тэги

Добавить комментарий