Casa dos Bicos: дом, так и не ставший “Алмазным”

Алфама Байша Музеи и дворцы Памятники и монументы Лиссабона Сарамаго
Поделиться с друзьями
  • 292
  • 6
  •  
  • 2
  •  

Дом Шипов (Casa dos Bicos), построенный в начале 16-го века на границе исторических районов Байша и Алфама, выглядит очень необычно даже для Лиссабона, который никак не может пожаловаться на архитектурное однообразие. Фасад из более чем 1000 ромбовидных шипов выполнен в стиле итальянских реннесансных дворцов, с элементами архитектуры мануэлино, которая выражена в арочных окнах и богато украшенных порталах. Дворец пережил катастрофическое Лиссабонское землетрясение 1755 года, потеряв только два верхних этажа, обрушившихся от подземных толчков. Долгое время использовался как склад, а после полной реконструкции в 20 веке, вернув свой первоначальный облик, стал штаб-квартирой Фонда Жозе Сарамаго. Кроме того, Casa dos Bicos является частью Городского музея Лиссабона.

Карта – Адрес – Как добраться – Расписание

Rua dos Bacalhoeiros 10, Alfama.

Ствнция метро Terreiro do Paço
Автобусы 711, 714, 732, 735, 736, 737, 759, 760,781 и 782.

Понедельник-суббота с 10.00 – 18.00, последний вход 17.30

Вход 3 Евро.

В 1521 году Брас де Альбукерке (Brás de Albuquerque), сын вице-короля Португальской Индии, путешествовал по Европе вместе с принцессой Беатрис и ее свитой. Поездка была скорее деловая: Брас по поручению короля Мануэла I сопровождал принцессу к жениху, герцогу Карлу Савойскому. Феррара, которую Брас увидел впервые, привела его в восторг. Город-герцогство, находившийся тогда под властью династии Эсте, переживал времена едва ли не наивысшего своего расцвета. Двор Эсте считали самым великолепным в Европе, называли “феррарской цивилизацией”, местную аристократию – «прекрасными друзьями великих произведений литературы и изящных искусств». По сравнению с тогдашним Лиссабоном Феррара была почти другой планетой, где царили сказочная роскошь, изысканность и утонченность во всем, от одежды до жилищ. Говорили, что любой чужестранец, как бы ни была могущественна и богата его держава, в Ферраре чувствовал себя провинциалом. Очевидно, то же самое произошло и с двадцатилетним Брасом де Альбукерке.

Больше всего его поразил Palazzo dei Diamanti – Алмазный дворец, только что построенный для членов семьи Эсте. Дворец был полностью облицован четырехгранными панелями из бело-розового мрамора, чья форма и дала зданию имя. В разных частях фасада панели устанавливались по-разному, с учетом движения солнца: это делалось для того, чтобы дворец казался “светящимся” при любом освещении и в любой час. Брас решил, что его резиденция в Лиссабоне должна быть похожа на сказочный Palazzo dei Diamanti. Вернувшись на родину 1523 году, он приступил к осуществлению своего плана.

Выбор места для будущего дворца оказался делом непростым. С одной стороны, он должен был находиться в непосредственной близости к королевскому – Брас не без оснований считал себя чуть ли не воспитанником короля Мануэла I, с которого его отец Афонсу де Альбукерке незадолго до смерти взял обещание покровительствовать своему единственному потомку. С другой – все же не слишком близко, чтобы ненароком не затмить великолепием Paço Real. Мануэл I чрезвычайно ревниво относился к таким вещам. Также резиденция Альбукерке должна была напоминать о славном прошлом семьи и заслугах вице-короля Португальской Индии, а значит, располагаться на берегу.

В конце концов был выбран торговый район Рибейра-Велья (Ribeira Velha) – достаточно близко к королевскому дворцу Paço Real и буквально в ста метрах от Тежу. В то время, расстояние от главной двери Casa dos Bicos до берега реки составляло не более 100 метров, а на площади перед домом – сейчас это Campo das Cebolas, Луковое поле – раскинулся старинный рыбный рынок, кстати, проработавший здесь вплоть до землетрясения 1755 года. Согласно некоторым источникам, Брас пригласил руководить строительством Франсишку де Арруду, архитектора, который спроектировал Беленскую Башню. Но кто бы ни был автором проекта на самом деле, ему удалось совместить в одном здании восхищение Браса ренессансной Европой, его верность родной стране и дань уважения отцу – “алмазный дом” должен был стать отсылкой к индийским алмазам, которые обогатили Португалию усилиями герцога Альбукерке. Брас не хотел строить точную копию феррарского дворца, поэтому лаконичные линии ренессанса были дополнены элементами мануэлино.

Когда стройка была закончена, Браса ждало некоторое разочарование. Во-первых, его дворец, интегрированный в средневековую городскую застройку, выглядел далеко не так эффектно, как феррарский оригинал. Во-вторых, насмешливые лиссабонцы упорно отказывались видеть в панелях, которыми был облицован фасад дворца, алмазы. Какой там “алмазный дворец” – “шипастый дом”! Кто бы мог подумать, что спустя несколько столетий здание, осмеянное горожанами, станет одним из сокровищ португальской столицы.

Панно из азулежу с изображением Дома Шипов и Рибейры-Вельи

Судьба дворца оказалась непростой. Он был сильно разрушен во время Лиссабонского землетрясения 1755 года, внутренние перекрытия четырехэтажного здания обрушились, чудом уцелел лишь фасад двух нижних этажей. К 1772 году эти два этажа были перестроены, от изначальной структуры 15-го века не осталось ничего, кроме “шипастого” фасада. После реконструкции дом стали называть Casa de Goa (Дом Гоа) – в памяти лиссабонцев он сохранился как резиденция вице-короля Индии, хоть и был построен уже после его смерти.

Дом шипов в конце 19 века

В 1827 году потомок Браса Франсишку Менезеш и Альбукерке из-за долгов решил продать дом на публичных торгах. Его купил Каэтану Лопеш да Силва, торговец рыбой. Однако он не смог расплатится за это приобретение полностью, и в 1838 году резиденция была возвращена семье Альбукерке по решению суда. Каэтану Лопеш, однако, остался арендатором здания и стал использовать его в качестве склада бакаляу (соленой трески). В 1873 году внук Лопеша Жуакин собрал необходимую сумму и окончательно выкупил дом у 11-го герцога Альбукерке, последнего в роду.

Дом Шипов в 60-х годах 20 века

Здание оставалось в частных руках до 1960-х годов, а затем было приобретено муниципалитетом Лиссабона. Его предполагалось превратить в музей, но, как это обычно и бывает, проект заморозили из-за недостатка средств.

Вспомнили о Casa dos Bicos в начале 80-х, когда Совет Европы отдал Лиссабону право проведения 17 Европейской выставки искусства, науки и культуры. Тема выставки, которую запланировали на 1983 год, звучала так: «Португальские открытия и Европа эпохи Возрождения». Вот же оно, идеальное архитектурное воплощение духа Великих Открытий, и традиций европейского Возрождения!

В 1982 году архитектору Антониу Маркешу Мигелу было поручено восстановить здание. Реставрация проходила под руководством Генерального директората национальных памятников и зданий (DGEMN). Но масштабные работы пришлось приостановить почти сразу же: оказалось, что Брас Альбукерке возвел свой дворец прямо на древней мавританской стене Серка Моура (Cerca Moura), остатки которой были обнаружены под фундаментом.

Остатки мавританской стены сейчас можно увидеть во время посещения Casa dos Bicos

Стройка превратилась в место археологических раскопок, ученые работали буквально днем и ночью, чтобы освободить место строителям – надо было успеть к открытию выставки. Археологи справились, несмотря на то, что под мавританским слоем обнаружился еще и римский.

Работы по реконструкции были окончены в срок. Два этажа, разрушенные во время землетрясения 1755 года, восстановили по немногочисленным сохранившимся рисункам и картинам 16 века. Лоджия эпохи Возрождения вдоль третьего этажа и окна в стиле мануэлино были воссозданы в своем первозданном виде. Во время вставки в Casa dos Bicos была представлена экспозиция, посвященная истории Ависской династии, ведь именно на ее правление пришлась Эпоха Великих Географических открытий.

В июне 2011 года Дом Шипов стал головным офисом Фонда Жозе Сарамаго. Перед главным фасадом здания, на площади Campo das Cebolas (Луковое поле) было посажено оливковое дерево из Азиньяги (Azinhaga), родной деревни писателя. Старинную оливу доставили из рощи, которую Сарамаго описал в автобиографической книге “Маленькие воспоминания” (As Pequenas Memórias).

18 июня 2011 года в 11.30 утра, ровно через год после смерти Сарамаго, его вдова Пилар дель Рио захоронила под этой оливой прах писателя. Две надписи на мостовой свидетельствуют об этом событии. На одной – имя и даты жизни писателя, на другой фраза из книги “Воспоминание о монастыре”: “Mas não subiu para as estrelas, se à terra pertencia” – “Но не вознеслась она к звездамибо земле принадлежала“. Рядом с оливой установлена скамья из мрамора, добываемого в деревне Перу Пинейру (Pêro Pinheiro) – еще одна отсылка к “Воспоминаниям о монастыре”.

В 2018 году, после масштабной реконструкции Campo das Cebolas, правительство Португалии подняло вопрос о том, чтобы переименовать Луковое поле в площадь Жозе Сарамаго. Это, мол, привлечет туристов и станет данью памяти нобелевскому лауреату. Лиссабонцы эту идею не поддержали и заявили, что даже если официальное название старинной площади изменится, для истинных алфасиньяш она все равно останется Луковым полем. Как когда-то Алмазный дворец, несмотря на все усилия Браса де Альбукерке, остался Шипастым домом.

Добавить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о