Мануэлино – “морской” стиль в архитектуре Португалии

Белен и Алкантара Культура и традиции Соборы, церкви, монастыри Томар
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Непростую задачу задала Португалия историкам искусства: большие архитектурные стили – готика, ренессанс, барокко – приходили в эту страну с опозданием на столетия, смешивались в причудливый коктейль, впитывали экзотические заморские влияния, обогащались непривычными для европейской архитектуры мотивами. Именно таков стиль мануэлино, сложившийся в самом конце 15 столетия. Искусствоведы спорят о том, что же такое мануэлино – модификация поздней готики или национальный вариант ренессанса? Совершенно оригинальный стиль или вторичное художественное явление, основанное на заимствованиях?

Башню Торре де Белем украшают кресты ордена Христа на зубцах. Дозорные башенки с мавританскими ребристыми куполами опоясаны резными “канатами” с морскими узлами.

Стиль мануэлино легко узнаваем – увидев хотя бы одно характерное здание, вы уже не спутаете мануэлино ни с чем другим – и в то же время удивительно пластичен: не теряя самобытности, он легко сопрягается и с поздней готикой, и с ренессансом. Так внутренние дворы монастыря Санта Мария да Витория в Баталье и монастыря Жеронимуш в лиссабонском предместье Белем построены почти одновременно – в первой четверти 16 века, но архитектура одного явно тяготеет к готике, второго – к ренессансу.

Собственно термин “мануэлино” появился лишь в 19 веке. Стиль был назван в честь короля Португалии Мануэла Первого, прозванного Счастливым, который правил страной на взлете ее истории, с 1495 по 1521 годы. Вслед за морскими экспедициями, организованными в 15 столетии инфантом Энрике Мореплавателем, последовала череда Великих географических открытий. От Бразилии до Индии простерлись португальские владения, колониальное золото и пряности обогатили страну, повсюду, с невероятным размахом и в невиданном для того времени темпе, развернулось строительство.

Дух океанских странствий питал в ту пору португальское искусство.
Мануэлино – стиль триумфаторов, дерзких первооткрывателей, покоривших водную стихию и достигших неведомых доселе берегов. От построек мануэлино исходит ощущение монументальности, силы, мощи, и в то же время они празднично нарядны, мажорны. Профессор Татьяна Каптерева в книге “Искусство Португалии” (1990) отмечает “типичный для мануэлино контраст статичных, строго уравновешенных масс здания и его прихотливого силуэта”. С цельными объемами контрастируют стройные мавританские башенки, витые колонны, порталы, богато украшенные сочной резьбой, щедро декорированные окна. Своей неевропейской избыточностью и вязкой орнаментальностью мануэлино напоминает порой об искусстве Индии, куда португальцы проложили путь в 1498 году.

Внутренний двор монастыря Жеронимуш в Белене, архитекторы Диогу Бойтак и Жоан де Каштилью.

Из каких элементов складывается характерный декор мануэлино? Об идейных вдохновителях и спонсорах географических открытий напоминает часто повторяющаяся эмблема с начальными буквами имени короля Мануэла Счастливого “МА” и гербы с крестом военного ордена Христа (наследника ордена тамплиеров), который финансировал плавания и, со времен Энрике Мореплавателя, играл заметную роль в экспансии Португалии.

Морские мотивы мануэлино – это португальские каравеллы, принесшие моряков к новым землям, высеченные из мягкого светлого известняка канаты, морские узлы, якорные цепи, якоря, тросы, корабельные снасти, и даже… навигационный прибор – браслетчатая армиллярная сфера, изображенная на гербе короля Мануэла (армиллярная сфера украшает и современный герб Португалии). Поддерживают тему моря, запечатленного в камне, изображения раковин, водорослей, кораллов, жемчужин, наутилусов.

Множество жизненных впечатлений обогатили стиль мануэлино: экзотическая культура открытых португальцами земель, разнообразные растения, в том числе, прежде неведомые европейцам. На стенах, колоннах, сводах мы видим виноградные гроздья, листья пробкового дуба, лавра, плюща, чертополоха, желуди, початки маиса, коробочки семян мака, артишоки, гранаты, цветы лотоса, сучковатые древесные ветви, индейские маски.

Живописно-беспорядочный, пронизанный жизненной силой, излучающий энергию декор мануэлино напоминает о буйных тропических зарослях, об изъеденных волнами рифах, о сокровищах потонувших кораблей, грудами лежащих на дне. Здесь можно увидеть самые неожиданные предметы: что вы скажете о великанском каменном ремне с пряжкой, который перепоясывает башенку в монастыре ордена Христа в Томаре?

Сказочность – вот ключевое слово для мануэлино. Именно с помощью этого слова немецкий писатель Томас Манн, точнее любого искусствоведа, раскрывает прелесть архитектуры мануэлино в своем романе “Признания авантюриста Феликса Круля”. Речь идет о внутреннем дворе монастыря Жеронимуш в Белеме: “неправдоподобная, льющаяся из всех времен и ни в одном из знакомых нам не задерживающаяся, словно увиденная во сне ребенком волшебная прелесть крытой галереи в монастыре Белем, с ее остроконечными башенками, тонкими-претонкими столбиками в арках и, словно сработанной руками ангелов, сказочно великолепной резьбой по белому песчанику, при виде которой начинаешь верить, что камень можно обрабатывать крохотным напильником и изготовлять из него тончайшие кружева, – вся эта каменная феерия привела меня в восторг”.

Господство сказочного стиля мануэлино в архитектуре продлилось около полувека и закончилось так же внезапно, как сама португальская сказка о скромной “золушке Европы”, на краткий миг истории ставшей в 16 столетии королевой морей и быстро утратившей свое могущество. А в 1755 году на Португалию обрушилось страшное бедствие – землетрясение невероятной силы, названное впоследствии Великим лиссабонским землетрясением. Подземные толчки, цунами, пожары уничтожили сотни храмов, монастырей, дворцов по всей стране, поэтому крупные постройки в стиле мануэлино известны наперечет. Любой уцелевший фрагмент зданий, возведенных до землетрясения, – огромная ценность для португальской культуры. Настоящий заповедник мануэлино – предместье Лиссабона Белем (Вифлеем) в устье реки Тежу: здесь чудом полностью уцелели башня-маяк Торре де Белем, защищавшая город со стороны океана, и не раз упомянутый монастырь Жеронимуш (иеронимитов).

После землетрясения многие разрушенные здания были заботливо восстановлены. Храмы Лиссабона и скромные церкви в небольших городках и горных деревнях гордятся порталами 18 века, отреставрированными в стиле мануэлино и напоминающими Португалии о ее славной истории.


Автор Марина Аграновская
Живой журнал автора
Фото автора

Тэги

Добавить комментарий