Звезда португальского фаду Педру Моутинью: “Если женюсь, то только на москвичке”

Люди Педру Моутинью Российский Дом Фаду Фадишты (исполнители фаду)
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Повторная публикация статьи с сайта М-24. Статья вышла перед концертами Педру Моутинью в 2016 году.

Накануне концертов артист рассказал, чем похожи российская столица и Лиссабон, почему он не против женитьбы на москвичке и каков его список требований к избраннице.

– Педру, это будет твой второй визит в Москву. Тебе так понравилось у нас?

– Тут дело скорее в том, что, кажется, я понравился Москве (смеется). На самом деле, конечно, Москва произвела на меня огромное впечатление. В мире не так много городов, которые в полной мере соответствуют значению слова “мегаполис”: Нью-Йорк, Рио, Мехико, Пекин, Мумбаи… Но Москву я бы назвал супер-мегаполисом. Человека, который вырос в относительно тихом городе, ваша столица потрясает.

– “Относительно тихий город” – это, я так понимаю, Лиссабон.

– И его окрестности. Я живу в Оэйраше, городке, который считается частью так называемого Большого Лиссабона, но при этом сохранил милые провинциальные черты и собственные традиции. Я, кстати, знаю, что Оэйраш популярен именно у русских. Те, кто выбирают для жизни Португалию, предпочитают селиться как раз в таких местах. Видимо, после бешеного ритма Москвы вас привлекают тишина и спокойствие.

– Прежде всего нас привлекает океанский пляж. Но немного спокойствия тоже не помешает. А ты мог бы жить в таком городе как Москва?

– Скажем так: я бы попробовал. Думаю, это было бы как минимум увлекательно.

– Пробки, расстояния, постоянный гул, вечный ремонт – это увлекательно?

– Ты перечисляешь черты, присущие любому мегаполису. Я заметил, что вы, москвичи, немножко… как бы это поделикатней… немножко слишком много жалуетесь на свой город. Да, Москва огромна, но у вас есть метро. Да, трафик чудовищный, но это означает, что у людей есть деньги на машины и бензин. Знаешь, что случилось, когда в Португалии грянул кризис? Опустели дороги. Это страшновато вообще-то – люди есть, а машин нет. То же относится к ремонту, ремонт – показатель финансового здоровья. Опять-таки, если проводить параллель с Лиссабоном. Всю жизнь я наблюдал, как медленно разрушаются старинные здания. Целые кварталы ветшают и фактически уходят в небытие. Да, я знаю, что туристам это казалось очаровательным декадансом, но такое впечатляет, если ты приехал в город на выходные. А попробуй жить в этой разрухе изо дня в день, всю жизнь. Так что стройка – это явление скорее вдохновляющее, чем наоборот. Ну и в конце концов, если уж тебе совсем невыносима жизнь в мегаполисе, ничего не мешает тебе переехать.

– А что делать, если родился и вырос здесь, и вся твоя жизнь в этом городе?

– Ты не обязана всю жизнь жить в доме своего отца, ты же не наследник французских королей. Да и то Людовик Четырнадцатый, когда ему надоел Лувр, построил Версаль. Да, переезд – это глобальные жизненные перемены. Но мне кажется, что именно уроженцам крупных городов легче поменять свою жизнь просто в силу того, что мегаполис дал им лучшие стартовые условия.

– Ты имеешь в виду образование?

– И образование тоже, но прежде всего доступ к культурной жизни во всех ее проявлениях: музеи, картинные галереи, театры, концертные залы… Я ни в коем случае не имею в виду, что жители провинции обладают меньшим интеллектом, нет! Но когда ты живешь в мегаполисе, тебе не нужно полгода ждать гастролей какой-нибудь театральной труппы, ты просто выбираешь из той палитры впечатлений, которую предлагает огромный город.

– Раз уж речь зашла о концертных залах. Почему ты предпочитаешь им клубные концерты?

– Я пою фаду, это довольно интимное искусство. Стол, бокал вина, горящая свеча и очень близкий контакт со слушателями – вот что такое настоящая лиссабонская ночь фаду. Конечно, это не значит, что дух фаду потеряется в большом зале, фадиштам случается выступать и на стадионах. Но я предпочитаю видеть глаза тех, кто пришел послушать музыку. Наблюдать, как при первых звуках музыки меняется выражение лиц, как воспоминания человека буквально отражаются в его глазах. Да, я люблю видеть свою публику.

PM4

– И особенно ее женскую часть…

– Не понимаю, на что ты намекаешь.

– Говорю прямо: ты нравишься российским женщинам.

– Что ж, это приятно. Тут, наверное, было бы уместно сказать, что я отвечаю им взаимностью, но это будет не совсем правда.

– То есть, мы тебе не нравимся???

– Я не женат и никогда не был, и ты вряд ли удивилась бы, если бы я сказал, что мне нравятся вообще все женщины. Но мне тридцать восемь, а в этом возрасте перестаешь воспринимать женщин как некую обезличенную массу, созданную для того, чтобы тешить твое мужское эго. Мальчишеское стремление быть плейбоем проходит, ты больше не готов поддерживать отношения, основанные только и исключительно на сексуальном влечении. На первый план выходит личность. Боже, что я говорю. Это старость?

– Это зрелые рассуждения взрослого человека. Но имей в виду: в тот момент, когда у тебя появится список требований к избраннице, ты превратишься в зануду.

– Нет у меня никакого списка! Хотя в прошлый свой приезд в Москву я подумал: если когда-нибудь и женюсь, то на москвичке.

– Потому что мы воспитаны в той же патриархальной системе, что и португалки?

– Но при этом блондинки! Шучу, конечно. Вы совершенно не похожи на женщин Южной Европы – больше нет. Вообще жениться на жительнице мегаполиса – это все равно что сорвать джек-пот.

PM2

– Педру, мы больше не делимся с мужьями своей жилплощадью.

– А раньше делились? Ну что ж, значит, я не ошибаюсь, полагая, что вы очень сильно изменились и больше не соответствуете стереотипу “удобная жена”. Те русские женщины, которых я знаю, сильные, независимые, крайне мало заботящиеся о том, чтобы соответствовать каким-то мужским ожиданиям. При этом элегантные, стильные и, как мне кажется, самодостаточные. Слово “замужество” такие женщины трактуют как “равное партнерство”, что лично мне кажется очень важным.

– Хммм. А разве не приятней, когда жена – это еще и немного мама?

– У меня есть мама, второй мне не нужно. И быть своей жене “папочкой” я тоже не хочу, приберегу эту роль для настоящих детей. Подруга, вот самое правильное слово. Идеальная жена – это желанная женщина, лучший друг и надежный партнер. Ох, у меня все-таки есть список! Но я все-таки не зануда и кое-что смыслю в романтике. Приходите на мой концерт, убедитесь сами.

Оригинал статьи

Беседовала Алла Боголепова

Ночи фаду с Педру Моутинью прошли в октябре 2017 года: 10/10 Петербург, 11/10 Москва, 12/10 Нижний Новгород и 15/10 Петропавловск-Камчатский

Pedro

Тэги

Добавить комментарий