Парк и дворец Монсеррат, Синтра. Monserrate. Sintra.

Лиссабонский регион Музеи и дворцы Синтра Что посмотреть?
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Прежде чем читать и смотреть дальше, очень рекомендую послушать великого (во всех смыслах этого слова) Рикарду Рибейру, который сделал эту запись в Музыкальном салоне дворца Монсеррат. Этот маленький концертный зал занимает северное крыло дворца и по своим акустическим достоинствам считается одним из лучших в мире. Обратите внимание на аркаду и купол, отделанный позолоченной лепниной. Декоративные фризы украшены изображениями муз и граций. Салон создавался специально для голоса, и великолепный вокал Рикарду Рибейру звучит в нем как нельзя лучше.

Парк открыт с 9 00 до 20 00 (23/03-25/10), дворец закрывается на час раньше. В низкий сезон открыт с 9 30 до 18 00.  Внимание войти в парк можно не позднее чем за час до закрытия. Входной билет 7 Евро (есть льготы для детей и пенсионеров)

Ну а теперь пошли гулять.

Монсеррат – место намоленное, причем в прямом смысле. Первые достоверные факты о нем таковы: в двенадцатом веке на холме, где сейчас находится дворец, стоял маленький, но гордый мавританский замок. Хозяин этого дворца, разумеется, мавр, сцепился с христианским алькальдом находящегося неподалеку внушительного Castelo dos Mouros, в очередной раз отбитого у мусульман. Время было неспокойное, Реконкиста, да мало того, португальцы тогда бились за независимость. Плодородные холмы и уникальный микроклимат Синтры представляли для обоих сторон огромную ценность.

Да, о микроклимате: лиссабонцы и сейчас сбегают туда от летней жары, в Синтре всегда на несколько градусов прохладнее, чем в городе. Бились, значит, страшно: погибли и алькальд, и мавр, и еще куча благородных донов. И вот тут, внимание, мы видим настоящий пример рыцарской чести, толерантности и уважения к личности: всех павших, вне зависимости от вероисповедания, похоронили рядом с маленьким мавританским дворцом. Мусульман, которые его защищали, и христиан, которые пытались его завоевать. Каждому оказали воинские почести и отдали последний долг в соответствии с его религией. Полагаю, в глубине души и мавры, и католики понимали: надо бы объединиться по признаку “португализма” и вместе навалять испанцам. Как бы там ни было, когда Афонсу Энрикеш взял Лиссабон, Синтра сдалась без боя. Маленький мавританский дворец снесли, на его месте по приказу короля поставили часовню в честь Девы Марии.
В 1540 году Лиссабонский госпиталь Всех Святых, который получил эти земли в собственность, воздвиг неподалеку от могилы мавританского рыцаря новую часовню. Во-первых, потому что от старой, афонсовой, уже ничего не осталось. Во-вторых, потому что монах-бенедиктинец по имени Гаспар Черный совершил паломничество в знаменитый каталонский монастырь Монтсеррат и по этому поводу дал обет возродить на “Кинта Бела Вишта”, а именно так теперь называлась местность, хоть чего-то христианское. Ведь местные жители, ничтоже сумняшеся, стали похаживать на могилу мавританского рыцаря, да еще почитать его как мученика. Вместе с новой часовней поместье получило новое название: Монсеррат.
В 1601 Монсеррат был сдан в аренду богатому семейству Мелу и Каштру, которое превратило одичавшие земли в симпатичную загородную резиденцию. Через сто восемнадцать лет, в 1718, семейство, главой которого на тот момент был не кто-нибудь, а вице-король Индии, используя свои связи при дворе, добилось разрешения выкупить Монсеррат в собственность. Кооператив “Озеро”, да. Впрочем, большую часть времени Мелу и Каштру проводили в Куршевеле Гоа, поэтому через несколько десятилетий с удовольствием сбагрили землю с остатками строений богатому английскому дельцу. Остатки – потому что землетрясение 1755 года не пощадило элегантную виллу Мелу и Каштру. Денег на восстановление у семьи, пришедшей в упадок, не нашлось, и в течение трех десятков лет Монсеррат был необитаем.
Итак, в 1790 году Джерард Де Визм заплатил за зеленый холм звонкой британской монетой – и начал историю Монсеррата, каким мы знаем его сейчас.
Свое огромное состояние Джерард сделал на торговле бразильской древесиной, а поскольку Бразилия тогда была португальской колонией, его привязанность к Португалии была, без сомнения, искренней и бескорыстной, да. В общем, следуя моде своего времени, Джерард зачистил пространство и построил дворец в нео-готическом стиле.
Следующим обитателем Монсеррата стал тоже британец, Уильям Бекфорд, самый, говорят, богатый человек своего времени. Будучи истинным англичанином, он начал серьезно вкладываться в парк и газоны, которые, собственно, и сделали Монсеррат одним из самых … ээээ… инновационных мест девятнадцатого века.

Надо отдать должное ландшафтным дизайнерам, которых нанял Бекфорд. Они не стали уничтожать все живое, чтобы потом на этом месте построить “собачью могилку” сад камней. Вместо этого максимально сохранили природные красоты Монсеррата. Например, этот водопад был декорирован редкими растениями и с помощью нехитрых работ превращен в каскадный.

Кроме того, Бекфорд приказал слегка порушить наскоро построенную прежним хозяином часовню, и без того чисто декоративную, чтобы сделать из нее романтическую руину. В общем, если глядеть на нее в реальности, легко догадаться, что это фэйк. Но очень милый.

Но в 1799 году Бекфорд потерял коммерческий интерес к Португалии, и любовь к Монсеррату закончилась тоже. Поместье стало приходить в упадок, но вместе с тем приобретать некую романтическую запущенность, до которой в начал века девятнадцатого было много охотников. Один из них, лорд Байрон, даже пожил там несколько месяцев и оставил несколько комплиментарных оценок, на которых теперь находчивая мэрия Синтры строит всю пиар-компанию Монсеррата.

Неизвестно, чем закончилась бы история Монсеррата, останься он в руках у семейства Мелу и Каштру. Помните их? Тех, что оттяпали землю у Госпиталя Всех Святых, а потом свалили в Гоа и обнищали? Стоял бы сейчас на месте нео-готического дворца отель, а то элитный таун-хаус, и веселые ангольцы жарили бы мясо в непосредственной близости от могилы Мавританского воина.

К счастью, в середине девятнадцатого века Монсерратом заинтересовался очередной богатенький британский буратино. Семья Куков по дешевке выкупила землю у семьи Мелу и Каштру и принялась за постройку дворца, который вы видите на этом снимке.

Однако первым делом Куки взялись за парк и газоны. Поставили самую продвинутую ирригационную систему, посредством которой газоны Монсеррата, кстати, единственные в Португалии, оставались зелеными круглый год.
На одном из этих газонов, по которым, между прочим, зимой можно ходить (насчет лета не уверена), мы нашли трубку. Судя по запаху – вишневую.

Семейство Куков старательно следовало моде. Иначе разве построил бы нормальный британец дом, в котором перемешаны готический, мавританский и индийский стили? Впочем, если бы не эта “дикая, но симпатишная” (с) мода, дворца Пена, скажем прямо, тоже бы не случилось.

Куки в Монсеррат вложились куда как хорошо. Построили дворец, разбили регулярный парк, притащили из Мексики коллекцию кактусов и создали крупнейшую в Португалии коллекцию папоротников. Редкие растения свозились в поместье со всего мира, благодаря чему парк Монсеррат считался в викторианской Англии образцом для подражания – даром, что находился вообще в другой стране.

Над украшением замка работали около пятисот человек одновременно. Стены, потолки, лестницы украшены лепниной, резьбой по камню, барельефами – и все это очень тонкая, по-настоящему уникальная работа.

Не думаю, чтобы именно Монсеррат, при всех космических суммах, вваливаемых туда Куками, послужил причиной разорения британской семьи. Там и кроме португальской дачи расходы были. Энивей, в 1947 году, будучи не в состоянии поддерживать поместье в должном состоянии и платить налоги на собственность, британцы попытались продать Монсеррат португальскому правительству.
Правительство, согласно доброй португальской традиции, перестало подходить к телефону очень долго не могло решить, надо ему это или нет. В результате Монсеррат попал в руки земельному спекулянту, который выкупил его у Куков и попытался продать по частям. Идея раздробить “национальное достояние” на дачные кооперативы сильно не понравилась проснувшемуся португальскому правительству, поэтому ушлому перекупщику сначала заблокировали сделку, а потом дали сумму, покрывающую его расходы на покупку – и все, свободен. Монсеррат вернулся туда, откуда начал. Только теперь это называется не “собственность короны”, а “собственность государства”.

Теперь в Монсеррате музей. Поскольку дворец все еще находится в стадии реставрации, проводить там концерты и масштабные культурные мероприятия администрация пока воздерживается. Но погулять по парку и полюбоваться дворцом, который похож на роскошную, изысканную и очень странную игрушку – это пожалуйста.
Немного практической информации. Заведение открыто с 9.30 до 20.00 в высокий сезон, и с 10.00 до 18.00 в остальное время года. Кроме упомянутой часовни на территории парка есть еще Индийская арка и прелестный Каменный дом, который когда-то построили для мастеров, строивших и отделывавших дворец (они жили на верхнем этаже), и крупного рогатого скота, в основном тяглового (эти жили на первом этаже). Сам парк включает в себя Розовый сад, Мексиканский сад и Японский сад – ну куда ж без японского.

Монсеррат вместе с Королевским дворцом и кинтой да Регалейра входит в “большую тройку” городских дворцов Синтры, рекомендуемых для обязательного посещения. И это справедливо, потому что хоть в нем и нет величия Королевского дворца или мистического флера Регалейры, зато есть неповторимая атмосфера безмятежности и какая-то особенная прелесть с едва уловимым оттенком грусти.


Как добраться:

5 км от центра Синтры. Добраться можно пешком от ж/д станции мимо Национального дворца, Кинты Регалейра и  дворца Сетейаш. Прогулка займет 1 час времени. В Кинте Регалейра есть кафе – там можно перекусить, дальше кафе не будет до самого Монсеррата. Так же можно воспользоваться специальным туристическим автобусом. Маршрут №  435 “Vila Express – 4 Palácios”, проезд 2 евро. Остановки у всех важных достопримечательностей.

 Как доехать до Синтры от Лиссабона.

Тэги

Добавить комментарий