Загадка Башни Ста Клеток: древний кельтский храм, римская казарма или средневековая подделка?

Гуарда Памятники и монументы Серра-да-Эштрела Центральная Португалия
Поделиться с друзьями
  • 196
  •  
  •  
  •  
  •  

Менее чем в полутора километрах от деревни Белмонте, на холме Санту Антау, в районе Каштелу Бранку, возвышается строение, которое многие века имело репутацию одного из самых странных и загадочных зданий в Португалии.
Это Centum Cellas – башня Ста Клеток. Centocelas по-португальски, или, как еще ее здесь называют, Torre de São Cornélio. Двенадцать метров в высоту, два или три этажа – увы, перекрытия не сохранились, мощная гранитная кладка. Об этой башне ходит невообразимое количество слухов – от довольно жутких до вполне разумных.

Карта – Адрес – Как добраться

Belmonte, Guarda

Можно добраться от Лиссабона до Белмонте на автобусе компании citiexpress.eu. Автобус линии L09 отправляется от станции Sete Rios три раза в день. Время в пути 4 часа, цена билета 15-20 евро.

Проще всего на автомобиле от Лиссабона по магистрали А1 и затем А23. Нужно свернуть на дорогу N18-3 на 32 съезде в сторону Белмонте (Belmonte). Проехав Бельмонте держитесь направления на Гуарду (Guarda). В 1,5 км от Белмонте

Говорят, что она была воздвигнута еще в докельтские времена как место, где протоиберы отправляли кровавые культы с человеческими жертвоприношениями – ну хорошо, может ее построили и римляне, но точно на месте, которое что-то значит. Что она была тюрьмой с сотней камер, которую римляне построили для непокорных лузитан и еще более непокорных христиан – в качестве аргумента приводится нацарапанное на одном из камней имя неведомого узника. Что пленником в одной из камер был Святой Корнелий, 21 Папа Римский – отсюда и второй название Башни. В общем, какова бы ни была правда, место это загадочное и непонятное, построенное неизвестно кем и неизвестно для чего.

На самом деле все немного проще и одновременно более впечатляюще. Ученые никогда не сомневались, что Centum Cellas – это постройка времен начала римского владычества на Пиренейском полуострове. Но вот какова была его функция? Первая версия сводилась к тому, что это был преторий: штаб императорского военачальника или, в более широком толковании, административное здание, центральная площадь римского поселения. Однако археологические исследования не выявили сходства с римскими преториями, которые возводились в строгом соответствии с принятыми стандартами. Второй версией стали так называемые «мансио» – этим словом римляне обозначали благоустроенные постоялые дворы, предназначенные прежде всего для римских курьеров, где они могли поесть, отдохнуть и сменить лошадей. То есть, по сути, речь о почтовых отделениях: разветвленная и хорошо налаженная система обмена информацией была одной из основ могущества Римской империи. Считается, что само слово «почта» произошло от латинского «mansio posita in…» – «станция, расположенная… там-то». Однако в конце XX века и эта версия была опровергнута.

Раскопки и исследования доказали, что Centum Cellas – это просто сельский дом. То, что в римской традиции называется villa rustica: вилла на открытом загородном пространстве, служившая одновременно резиденцией хозяина и административным центром местности. Как правило, на территории villa rustica находились также жилища работников, зернохранилища и прочие хозяйственные постройки.

Centum Cellas была построена в середине I века нашей эры архитектором, хорошо знакомым с трудами Марка Витру́вия Поллио́на, римского архитектора и механика, который был своего рода законодателем строительной моды тех времен. Возвести столь внушительное строение на самых окраинах империи было под силу только человеку богатому и влиятельному. Именно таким и был Луций Цецилий (LVCIVS CÆCILIVS), римский гражданин, прибывший за Пиренеи, что называется, «по бизнесу». И место для своего нового дома он действительно выбрал не случайно.

Дело в том, что именно здесь, неподалеку от места, где речушка Гайя впадает в полноводную Зезере, находятся известные и сейчас эндогенные месторождения оловянной руды. Да, Луций Цецилий торговал оловом, а также, очевидно, руководил процессом его добычи, а заодно и прилегающей к рудникам территорией. Именно он, человек богатый и влиятельный, имеющий поддержку в правящих кругах Рима, построил обширное поместье, центральной частью которого и была башня, которую мы знаем как Centum Cellas.
Здание башни не было изолированным, оно было архитектурным ядром более крупной и сложной инфраструктуры, которая состояла из нескольких хозяйственных и жилых зон, соединенных галереями. Хозяйственные постройки включали не только зернохранилища, но также и склады для олова. Жилые зоны имели комнаты, коридоры, лестницы, подвалы и несколько внутренних дворов – патио. Башня и была этой «жилой зоной», причем обустроенной в полном соответствии с римскими традициями богатых вилл. Залы первого этажа были украшены колоннами, а сама башня венчалась двускатной островерхой крышей.

Особая конструкция башни, чьи окна выходят одновременно на все стороны света, позволяет предположить, что в ней, помимо всего прочего, существовало некое подобие домашней обсерватории.
Спустя две тысячи лет сложно представить, что эта величественная руина была когда-то роскошным домом для большого семейства, центром поместья, где рождались дети, совершались брачные обряды, принимались и отправлялись гонцы из далекого Рима. Здесь даже были римские термы с бассейном! И все это продолжалось полтора столетия, пока пожар не уничтожил виллу, и род Луция Цецилия не пришел в упадок.

Поместье пытались ремонтировать – археологи нашли остатки апсиды и ларарий, домашний алтарь, построенные значительно позже башни, для возведения которых повторно использовали материалы из ранее существовавших здесь зданий.
Название Centum Cellas башня получила в XII веке: впервые оно упоминается в 1188 году как Centuncelli – в форале, который даровал местности король Саншу I. Это говорит о том, что башня сыграла свою роль в защите восточной границы Португалии с королевством Леон. Очевидно, в период с XIII по XIV век пришедшую в упадок Centuncelli переделали под сторожевую башню, а руины римских построек, составлявших когда-то поместье Луция Цецилия, просто снесли за ненадобностью.

Постепенно башня утрачивала свое военное и административное значение, и в Средние века была приспособлена под часовню уже упоминавшегося Святого Корнелия, которая, впрочем, рухнула в восемнадцатом веке. Местные жители увидели в этом дурной знак – часовня была построена на руинах, для строительства использовали старые римские материалы, да и место выглядело зловещим. Поэтому восстанавливать часовню не стали.

В 1927 году башня Centum Cellas получила статус национального памятника. Однако археологические раскопки там начались лишь в конце XX века, а обещанной реставрации она все еще ждет.
Несмотря на то, что подлинная история «одного из самых загадочных сооружений в Португалии» на поверку оказывается не такой уж загадочной, есть в этом месте что-то необычное. Возможно, дух живой истории, которую хранят гранитные камни Centum Cellas, Башни Ста Клеток, построенной две тысячи лет назад.

Фотопрогулка

Подпишитесь на обновления

Тэги

Добавить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о