portuguesa.ru

ТОП 9 мистических мест Португалии.

Португалия сегодня ТОП: лучшее
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В Португалии каждый камень имеет свою историю – что уж говорить о  домах.

И истории эти бывают очень страшными.

Мы пообщались в португальскими исследователями паранормальных явлений, изучили городские легенды и немного историю страны и собрали для вас самые интригующие места материковой Португалии.

И имейте в виду: это только начало!

1. Quinta Fonte da Pipa.

Место: Луле.

У этого элегантного строения довольно богатая мистическая история. По легенде, первое проклятие дворец получил еще на стадии фундамента: на территории стройки находился так называемый «источник Пипы» – родник, называнный именем благочестивой девушки. Вода из этого родника считалась целебной и многие столетия использовалась жителями деревни Луле как лекарство от бесплодия. Когда в середине 19 века земля была куплена, и доступ к роднику оказался перекрыт, молодая женщина, чей муж бросил ее из-за того, что она не могла забеременеть, бросилась в океан. Но перед этим якобы произнесла слова проклятия, адресованные еще не построенному дворцу: «Да будешь ты также пуст и холоден, как чрево мое». Человек, купивший землю, так и не увидел свой дворец законченным – умер за несколько лет до окончания строительства при странных обстоятельствах. Банкир, выкупивший готовый дворец в 20-х годах прошлого века, разорился, и кинта ушла с молотка. Потом она несколько раз сменила хозяев, но так и не стала обитаемой. Дурной славы дворцу добавили слухи о том, что в начале XX века, когда по Европе прошла эпидемия «испанки», трупы умерших от этой страшной болезни хоронили на территории кинты. Говорят, в пустых залах дворца до сих пор слышны кашель и стоны умирающих родами женщин. Quinta Fonte da Pipa по-прежнему необитаема.

2. Дворец Seteais.

Место: Синтра.

Собственно, не весь отель, а лишь комната номер 18. Городская легенда гласит, что когда-то в этой комнате нашли тело молодого человека. Комната была заперта изнутри, на теле не было видимых следов насилия, поэтому смерть юноши сочли самоубийством. Между тем, никаких причин для того, чтобы свести счеты с жизнью, у молодого человека не было – он был богат, не имел долгов и собирался жениться на красивой девушке. Руководство отеля сделало все, чтобы сохранить трагический инцидент в тайне. Но первые же постояльцы, поселившиеся в номер 18, прямо среди ночи потребовали, чтобы им предоставили другую комнату. Они жаловались на странный шум: шаги, шепот на незнакомом языке и скрип дверей – хотя двери при этом не открывались. С тех пор подобные жалобы стали постоянными. А после того, как молодая пара среди ночи выскочила в коридор с криками “Там кто-то есть”, номер 18 решили временно закрыть. Испуганных постояльцев спросили, слышали ли они шепот на незнакомом языке. “Этот язык мне знаком, – ответила гостья отеля, – потому что это мой родной язык”. Гостья оказалась француженкой, а фраза, которую она услышала, звучала так: “Она знает…” И тогда кто-то вспомнил, что у юноши, найденного в номере 18, была невеста. А у невесты – преподавательница музыки родом из Авиньона. Молодая и очень красивая женщина, которая исчезла вскоре после похорон.

3. Casa Passal.

Место: Кабанаш де Вириату, Визеу.

Этот дом также называют “Обителью печали” и “Памятником Благородству”. История его одновременно трагична и прекрасна. Построенный в 19 веке, он принадлежал семье Анжелины Коэльо. Она унаследовала его, уже будучи женой дипломата Аристида де Соуза Мендеша, потомка одного из знатнейших португальских родов, видного государственного деятеля времен Салазара. Это была чудесная история любви: красавица Анжелина и Аристид де Соуза любили друг друга с ранней юности, поженились и жили очень счастливо. У них было 14 детей – собственно, для этого Аристид и вложил целое состояние в перестройку старинной Casa Passal. Он хотел сделать из тесного дома комфортабельную летнюю резиденцию для своей большой семьи. Дипломатическая карьера Аристида была блестящей: он работал в в Африке, Бразилии и США, а в начале Второй мировой войны получил должность консула во французском Бордо. Салазар, стремящийся сохранить нейтралитет Португалии, издал специальный указ, запрещающий выдавать португальские визы «иностранцам неопределенного или оспариваемого гражданства, без гражданства, или евреям, изгнанным из страны их происхождения». Консул де Соуза Мендеш был одним из немногих, кто совершенно сознательно ослушался приказа – он продолжал выдавать визы и таким образом спас более 30 тысяч жизней. Вместе с женой Анжелиной и двумя старшими сыновьями консул почти круглосуточно подписывал разрешения на въезд в Португалию. Понимая, какими последствиями это может обернуться для других сотрудников консульства, он не регистрировал эти документы – таким образом, вся ответственность ложилась лично на него. В 1941 году взбешенный Салазар объявил Мендеша невменяемым, отозвал его в Лиссабон, а также под угрозой репрессий запретил кому-либо в Португалии давать ему работу или помогать каким-либо другим образом. Мендеш был лишен государственной пенсии, и если бы не поддержка португальского отделения Агентства по делам еврейских беженцев, семья просто умерла бы с голоду. Анжелина, не выдержав гонений и нищеты, скончалась в 1948 году. Выросшие дети вынуждены были покинуть Португалию и искать счастья на чужбине – в родной стране никто не хотел иметь дела с потомками опального дипломата. Сам Мендеш умер в 1954 году, презираемый собственной страной и уничтоженный собственным правительством. Но его не забыли. В середине 80-х годов прошлого века стараниями детей Мендеша и потомков тех, кого он когда-то спас, имя этого великого гуманиста стало известно всему миру. А что же особняк, который Аристид и Анжелина с такой любовью обустраивали для своей семьи? Долгое время он был единственной собственностью опального дипломата. Он знал, что дом приходит в упадок и разрушается, однако не хотел с ним расставаться – это была его память о жене и о былых счастливых днях. На продажу Casa do Passal Мендеш решился лишь незадолго до смерти. Поместье ушло за бесценок и не понравилось новым хозяевам – дом показался им печальным и зловещим. От угрозы сноса старинное здание спасли деньги португальского правительства: в 2000 году дом был выкуплен и передан наследникам Мендеша для того, чтобы устроить в нем музей. Увы, музея там все еще нет, но люди говорят, что в солнечные дни под высокими потолками Casa do Passal звучит детский смех.

4. Дворец Valenças.

Место: Синтра.

Это здание земляничного цвета, модного на рубеже 19 и 20 веков, было построено итальянским архитектором Джузеппе Синатти для богатого португальского негоцианта Антонио Феррейры и его жены Вильгельмины. Увы, очаровательный палаццо в истинно венецианском стиле не удержался в семье Феррейра и перешел в руки человека по имени Луиш Перейра душ Анжуш. Этот привлекательный богатый мужчина был еще знатен: статус графа Валенсаш был лишь одним из длинного списка его наследственных титулов. При молодом графе «венецианский дворец» был одним из центров светской жизни Синтры. Там танцевали, пировали, дрались из-за женщин и делали огромные карточные долги. А еще – читали и размышляли. Говорят, временами граф бросал развлечения и на целые недели уединялся в библиотеке. В такие дни его связь с внешним миром ограничивалась лишь верной служанкой Пальмирой – она одна допускалась в покои графа, и с ней одной он разговаривал. Пальмира не была молода, не могла похвастаться красотой и поддержать беседу с интеллектуалом-хозяином тоже не могла – она даже не умела читать. И вряд ли граф дал ей хоть один повод подумать, что Пальмира для него больше чем прислуга. Однако она влюбилась, причем до такой степени, что осмелилась открыть свои чувства графу. Никому доподлинно неизвестно, как отнесся к этой неуместной страсти граф. Сторонники романтической версии утверждают, что страсть Пальмиры была удовлетворена. Циники считают, что аристократ даже не понял, чего хочет женщина, которую он привык воспринимать как подставку для кофейной чашки. Истина, видимо, где-то посередине. Возможно, Пальмира не была отвергнута сразу и разделила с графом несколько дней его уединения. Однако, как только время размышлений закончилось, и граф, и служанка вернулись к своему обычному образу жизни. Вот только Пальмира, в отличие от хозяина, оказалась к этому не готова. И, не в силах вынести мучений разбитого сердца, покончила с собой. В той самой библиотеке, где, согласно легенде, была счастлива со своим графом. Существовала ли Пальмира на самом деле – неизвестно. Но Призрак Служанки обитает в особняке и по сей день. Тень немолодой женщины бродит по залам дворца, шелестит страницами книг и покашливает, скользя мимо дверей – говорят, перед тем как войти, вместо стука Пальмира, чтобы не отвлекать графа от чтения, тихонько кашляла. Угадайте, что находится в этом здании сейчас. Архив Синтры – и да, вы не ошиблись, городская библиотека.

5. Quinta do Parreira или Дом профессора.

Место: Oliveira de Azeméis.

Несколько десятков лет назад об этом удивительном поместье не знали даже сами португальцы. До недавнего времени местонахождение Дома Учителя было засекречено – якобы с целью предотвратить разграбление здания. Впрочем, достаточно посмотреть на фотографии, чтобы понять: брать там особенно нечего. Некогда великолепное здание давно превратилось в руины. Первым владельцем кинты был доктор Агиар, известный врач, богатый человек и щедрый благотворитель. В начале 20 века поместье было продано некоему Домингушу Паррейре, который и дал ему официальное имя – quinta do Parreira. Однако среди любителей мистики этот полуразрушенный, но все еще прекрасный дворец известен как Дом Профессора. Имя этого профессора – Антонио де Каштру Алвеш Феррейра да Силва, математик, преподававший в университете Порту. Будучи ребенком, он провел на кинте Паррейра несколько своих летних каникул. Такова реальность. Легенда же отсылает нас к другому профессору, чье имя якобы было стерто из человеческой памяти стараниями одного из владельцев кинты – а всего их было пять. По какому-то странному стечению обстоятельств, это поместье всегда привлекало людей, склонных к точным наукам. Кроме врача, математика и владельца вольфрамовых рудников (по образованию он был геологом), фигурировал еще один человек, помешанный на химии. Легенда гласит, что человек этот проводил в подвале особняка страшные опыты, суть которых была известна лишь его глухонемому помощнику. У химика была молодая жена, которая довольно быстро устала соперничать с пробирками и реактивами и обратила внимание на лаборанта. В конце концов, глухонемой – не значит некрасивый. Разумеется, между этими двумя случилась «химическая реакция». И длилась она ровно до тех пор, пока не узнал муж. Наутро все обитатели дома, включая прелюбодеев, его жертву и слуг, были мертвы. Лаборатория, в которой ставил свои опыты обманутый муж, была уничтожена взрывом. Яд, убивший десять человек, так и не был идентифицирован. Скорее всего это жуткое преступление страсти – плод народной фантазии, поскольку никаких сведений о нем нет ни в архивах города, ни в полицейских архивах, ни в газетах того времени. Однако вот уже много лет, примерно с середины прошлого века, когда, якобы, и случилась Бойня Профессора, в доме никто не живет. Наследники последнего владельца обитают где-то на Ньюфаундленде, дом уже который год выставлен на продажу. Но охотников на него пока так и не нашлось.

6. A Quinta do Esteiro Furado или Дом Англичан.

Место: Moita.

Этот добротный, типично иберийский особняк был построен в 19 веке по заказу лиссабонского соляного магната. Вернее сказать, он только собирался им стать, но что-то пошло не так, и необходимость в летней резиденции у столичного жителя пропала. Остались неоплаченные счета, разъяренные кредиторы и перспектива долговой тюрьмы. Говорят, лиссабонский пижон приехал в Esteiro Furado с целью избавиться от сомнительного актива, но вдруг переменил решение и продал все, лишь бы сохранить это поместье. Официальной причиной стал частный пляж – якобы хозяин кинты отличался слабым здоровьем и нуждался в постоянных купаниях. И стоило этому человеку поселиться в доме, как вокруг начали происходить странные вещи. На пляже то и дело лежали невесть откуда приплывшие лодки, во дворе постоянно что-то копали. Местных жителей больше не звали работать на кинте – теперь вместо них работали люди, откликающиеся на странные имена и не понимающие португальского. А еще обитатели ближайших деревень заметили, что частыми гостями на кинте стали монахи, облачение которых выдавало принадлежность к ордену Сантьяго. А потом кинта опустела – внезапно и стремительно. И пошли слухи о том, что владелец ее зарабатывал работорговлей, что в подземельях пытали непокорных и тайно хоронили умерших у старинной часовни рядом с домом. Следующими владельцами кинты стал богатый британец, который планировал проводить в Португалии лето. Его не смутила дурная слава кинты, он обновил дом, почистил пляж и занялся садом, и вскоре заброшенная кинта ожила. Англичанин устраивал роскошные приемы, турниры по крикеты, музыкальные вечера. На кинте собирались представители высшего общества – португальского и британского. Новый хозяин строил большие планы: купить еще земли, расширить сад, привезти редкие растения. Его близкий родственник, оказавшийся археологом-любителем, собирался отреставрировать старинную часовню Святого Жиралду, построенную в 1630 году. А однажды утром местные крестьяне, ухаживающие за садом, обнаружили, что дом пуст. Хозяева исчезли, словно их никогда не было. И снова пошли разговоры о таинственных монахах и о том, что не надо было трогать старинную часовню. Кстати, земля вокруг часовни была рыхлой, словно ее недавно копали. Сейчас Дом Англичан находится в запустении. Он разграблен и полуразрушен. А местные жители неохотно рассказывают о призраках загадочных монахов, которые до сих пор ревностно оберегают это странное место.

7. Quinta do Montado.

Место: Gaia.

Этот дом с круглыми башенками был перестроен в 1905 году из особняка 19 века по заказу промышленника и торговца Мануэла Маркеша Гомеша, который сделал состояние на вине. Маркиз Гомеш, благотворитель и щедрый меценат, уделял особенное внимание детям-сиротам. В наше время это назвали бы социальной ответственностью бизнеса. Но в начале прошлого века попытки Гомеша заняться образованием детей, оставшихся без родителей, местные жители сочли вмешательством в чужие дела. Восторга его инициативы не вызывали. О судьбе детей, «попавших в руки богача», ходили ужасные слухи, особенно усилившиеся после эпидемии «испанки», когда люди умирали сотнями. Крестьяне со страхом рассказывали о всаднике на белом коне, который каждую ночь приходил на кинту из самого ада, чтобы забрать новые жертвы. С тех пор прошло почти сто лет, однако легенда продолжает жить. Всадник на белой лошади или Вестник Смерти стал почти официальным привидением quinta do Montado. Это, разумеется, порождение слухов и страхов. Однако здание, где еще в конце прошлого века португальское правительство решило открыть приют для детей-инвалидов, до сих пор пустует.

8. Palacio do Rei do Lixo он же Palácio da Bruxa, он же Torre do Inferno.

Место: Coina.

Это странное место известно под тремя именами: Дворец Ведьмы, Башня Дьявола или Дворец Мусорного Короля. В середине 18 века эта земля принадлежала дону Жоакиму Пина Маник, видному политическому деятелю своей эпохи. В конце века 19 она перешла к человеку по имени Мануэл Мартиньш Гомеш – он и есть тот самый Мусорный Король. Личность его заслуживает отдельного внимания: родился в 1860 году в Баррейру, в очень бедной семье. В ранней юности поклялся себе вырваться из нищеты и стать богатым и влиятельным человеком. Несколько лет работал в Лиссабоне и скопил кое-какие деньги – их хватило, чтобы вернуться в Баррейру и купить старую водяную мельницу. Которая – вот совпадение! – сгорела дотла через неделю после того, как Мануэл подписал договор со страховой компанией. Доказать умышленный поджог не удалось, поэтому страховку Гомеш получил сполна. И принялся потихоньку, по чуть-чуть, скупать землю в округе. Влез в долги и вскоре стал довольно крупным землевладельцем. Зарабатывать дальше Гомеш решил на свиньях – заключил контракт с крупными экспортерами мяса и построил огромную ферму. Параллельно он добился от властей Лиссабона права вывозить и утилизировать все городские отходы, преимущественно органические. О том, что эти отходы полностью обеспечивают кормом его свиноферму в Баррейру, Гомеш, конечно, умолчал. Гениальность идеи заключалась в том, что Мусорный Король (так его теперь называли), получал от Лиссабона плату за то, что кормил своих свиней. Отходы перевозились в Коину на пяти лодках, которые назывались «Хромой», «Вельзевул», «Люцифер», «Дьявол» и «Сатана». Да, Гомеш не скрывал своего пренебрежительного отношения к католической церкви и даже бравировал своим атеизмом. Впрочем, окружающим было все равно. Во-первых, уже тогда португальцы демонстрировали весьма спокойное отношение к инакомыслящим. Во-вторых, Гомеш, как сказали бы сейчас, отчаянно троллил. И, наконец, он тратил большие деньги на благотворительность, открыл первую в Баррейру общедоступную начальную школу, создал Национальную Аграрную партию и лоббировал ее интересы на государственном уровне. В глазах земляков преданность Гомеша своей малой родине искупала его вольнодумство. После революции 1910 года Гомеш затеял еще одну перестройку, результатом которой стал дворец в том виде, в каком он сохранился до наших дней. Официально причина масштабного строительства звучала так: для дома, для семьи. Но люди были уверены, что Гомеш возводит дворец и башню для масонской ложи. В пользу этой версии говорят архитектура здания, сеть подземных лабиринтов и многочисленные масонские символы в качестве декора. Мусорный Король умер в 1943 году при весьма загадочных обстоятельствах – причина его смерти так и не была установлена. А дворец так и не стал семейным гнездом. Следующие несколько десятилетий Palacio do Rei do Lixo переходил из рук в руки, и каждый новый владелец намеревался отремонтировать здание. Но ничего не получалось, потому что строительные бригады приступали к работе, а через несколько дней разрывали контракт и уходили. Все они говорили одно и то же: это проклятое место. Что же так напугало десятки сильных мужчин? А вот что: призрак рыцаря в плаще кобальтового цвета, с окровавленным мечом в руке. Другой рукой он держал отрубленную женскую голову – держал за длинные рыжие волосы. У ног рыцаря лежало тело девушки. А по лицу его катились слезы. Люди говорили, что каждый день слышат женские крики, свист меча и рыдания мужчины. В середине 80-х кинта вновь была продана, и новый владелец представил план ее реконструкции. Но накануне начала восстановительных работ вспыхнула и сгорела башня. Наблюдавшие пожар местные жители утверждают, что огонь, пожирающий башню, был синего цвета. А перед тем, как обрушилась кровля, он стал оранжевым.

9. Pateo do Carrasco.

Место: Лиссабон, Алфама.

Трудно поверить, что этот прелестный дворик, заставленный горшками с геранью и пахнущий свежевыстиранным бельем – одно из самых зловещих и таинственных мест Португалии. А все потому, что именно здесь жил полтора века назад некто Луиш Антонио Алвеш душ Сантуш – бывший солдат, дезертир и незадачливый заговорщик. Луиш Алвеш Черный. Последний португальский палач. Конечно, это не была работа его мечты. В детстве Луиш торговал апельсинами на улицах Лиссабона. В ранней юности пошел служить в кавалерию и немедленно оказался в водовороте гражданской войны, которая вошла в историю под названием Мигелистская. Луиш сражался за сторонников абсолютизма – и проиграл вместе с ними. Скрывался в горах, пытался осесть в Испании, случайно убил человека… И был схвачен при попытке пробраться на корабль, следующий в Бразилию. Дело пахло государственной изменой и смертной казнью. Приговор был вынесен быстро, однако Луишу предложили выбор: или умираешь сам – или именем государства затягиваешь веревку на чужих шеях. Это бывает нечасто, успокоили Луиша, большую часть времени нужно «помогать при допросах». Что означало – пытать. Луиш согласился и, как он сам впоследствии утверждал, ни разу не пожалел об этом. Говорят, он замучил около пятидесяти человек. Говорят, его квартира в Алфаме сообщалась с тюрьмой на улице Лимоэйру подземным туннелем. А еще говорят, что в безлунные ночи дома во Дворике Палача стонут, исторгая предсмертные крики жертв Черного Луиша. Палач умер в той самой тюрьме, куда много лет ходил работать. Его арестовали в 1867 году, когда в результате судебной реформы в Португалии была отменена смертная казнь. Луиш Негру пережил свою профессию на шесть лет.

Тэги

Добавить комментарий