portuguesa.ru

По-соседски. Будни Сокорро. Выпуск 16

Будни Сокорро Португальские истории
Поделиться с друзьями
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Сижу я, значит, дома. Портвейн пью – заслужила после полноценного рабочего дня и двух бокалов красного сухого в баре Ai Mouraria.

В баре было хорошо. Правда, оказалось, что оливки моченые полагаются только тем, кто от чипсов отказывается. Когда я отказалась и от оливок, бармен жалостливо сказал:
– Дона, вам надо поесть. Вы похожи на тень, дона!

Бармен весит кил сто, но мне все равно стало так приятно, что я оставила ему чаевые. Чем чуть не довела парня до инфаркта, потому что он гнался за мной аж до самой лестницы, чтобы всучить мне обратно эти писят центов: дона не понимает, дона постоянный клиент, друг и практически брат!
Оно, конечно, нечего гордиться тем, что меня знают в каждой распивочной Морарии. Но мне опять стало приятно.
В общем, домой я пришла довольная и не очень трезвая. И все было хорошо до тех пор, пока из квартиры снизу не начали доноситься звуки, не оставляющие сомнений в том, что студент приволок к себе проститутку.
Вы не подумайте плохого, я ничего не имею против студентов и проституток. Но слышимость в доме с деревянными перекрытиями такая, что в какой-то момент я почувствовала себя нищим ковбоем, который приперся в бордель, но денег у него только на стакан кукурузного виски.
В таких случаях всегда выручает музыка. Но слушать фаду с целью заглушить звуки коммерческой любви показалось как-то неуважительно. Поэтому я послушала гражданскую позицию Пугачевой “Нас бьют”, впала в задумчивость и поняла: воу, воу, надо что-то палехче. “Палехче” нашелся Хулио наш Иглесиас. Ну а что, собственно? Por um poco de tu amor, Vuela alto, El Amor, да даже, моцарт с ней, Baila morena – вполне себе музыка.
Сделала погромче – удалось сосредоточиться на портвейне.
Вдруг стук в дверь. Открываю – студент. Морда страдальческая, как будто он там внизу не с проституткой развлекается, а прямо вот с самим Хулио.
– Простите. Извините. Добрый вечер.
– Привет, – говорю. – Что случилось?
– Я принес вам музыку, – отвечает студент и протягивает мне диск.
Диск Тони Карреры.
Чтоб вы понимали: Тони Каррера – главный португальский попсовик. И Тони Каррера – это страшно. Если бы у Алены Апиной и Никиты Малинина был сын, он бы пел как Тони Каррера. А еще страшнее, что у Тони у самого есть два сына – и оба, сцуко оба! – в шоу-бизнесе. Один поет, второй сочиняет.
– Это лучше, – уверенно сказал студент.
– Это?? – изумилась я, вспомнив лицо одного своего приятеля-фадишты, когда я неосмотрительно вякнула, что Тони, в общем, вполне имеет право на жизнь петь.
– Что угодно лучше Хулио.
– Почему?
Студент помялся, сунул мне в руки диск и ускакал вниз.
Завтра по пути на блошку положу диск под дверь студиозуса. А сейчас включила Вилли Нельсона, и ломаю голову: чем Тони Каррера лучше Хулио Иглесиаса? Ну чем?
Пока вариант только один: чем испанцы.

Тэги

Добавить комментарий